Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Президент России предложил обязать белорусские НПЗ использовать российскую инфраструктуру для экспорта нефтепродуктов. Чем это грозит Беларуси в случае отказа от смены логистики?
Количество проголосовавших: 73
сокращением поставок нефти из РФ
 46.58%
введением РФ пошлин на нефть
 13.70%
ростом экспорта из РБ нефтепродуктов под видом разбавителей/растворителей
 4.11%
российские войска останутся в РБ после «Запада-2017»
 8.22%
ничем, накануне выборов Путин не пойдет на конфликт с Минском
 27.40%
№5(1081) 7 февраля 2017г. Тема недели

Айфоны, плафоны и административные препоны

09.02.2017, Янка Грыль

Много важного, нужного и просто упоительного было сказано 3 февраля за 7,5 часов большого разговора президента РБ с прессой. Лишь один вопрос оказался раскрыт недостаточно полно - за счет каких отраслей собирается выживать страна в условиях кризиса. Как у нас там с инновациями-модернизациями? Сам глава государства не раз утверждал, что эпоха углеводородов кончилась, «эти всякие гаджеты, айфоны, плафоны и прочее будут приносить богатство в будущем, современные, новейшие технологии».

Айфоны, плафоны и административные препоны
  Фото: рисунок Василия Почицкого

К сожалению, разговор об экономических инновациях Александр Лукашенко направил в русло обсуждения частностей (например, административных механизмов бизнес-лоббирования), а про технологические инновации высказался довольно скептически. Если верить президенту, ему надоела ситуация, когда ученые уверяют его, что «изобрели чудо», а чиновники убеждают, что чудеса Беларуси не нужны.

Лукашенко правдоподобно описал конфликт интересов НАН РБ и Совмина: дескать, его вынудили принять «жестокое решение» - делегировать полномочия по внедрению научных разработок Академии наук под ее же ответственность. Глава государства дал детальную инструкцию чиновным инноваторам по генерированию и внедрению новшеств: «Если ты, руководитель, считаешь, что какое-то научное исследование нужно для Беларуси, - ты главный. Ты определяешь, что это надо Беларуси, ты определяешь, куда это надо. И, не дай бог, ты дерьмо принесешь и мы затратим деньги, осваивая и не освоив».

Не обладая должными компетенциями в оценке упомянутой президентом субстанции на предмет инновационности, отметим: лейтмотивом любого белорусского совещания по научной проблематике на высшем уровне всегда были призывы «идти от жизни» и ставить прикладные задачи шаговой доступности.

По словам Лукашенко, сильной стороной белорусской науки является ее способность к самообеспечению: «Вы молодцы, вы работаете лучше, чем в спорте, сегодня на 70% обеспечиваете себя сами, а когда-то полностью сидели на бюджете».

Глава государства признался, что для оценки заслуг ученых мужей намерен провести своего рода инспекцию: «У меня на столе указ по госпремиям, где много ученых людей. Я его не подписал. Я поручил провести меня по всем проектируемым лауреатам. Если это ученый, то, прежде чем подписать указ, я хочу посмотреть, что он изобрел».

Президент, похоже, не слишком доверяет как ученым, так и чиновникам. Но и они, судя по всему,
не спешат внедрять предложенные им критерии оценки научных
достижений. «Не дай бог, дерьмо принесешь», конечно, сильный довод. Однако и с ним, и без него далеко не все у нас гладко с инновациями.

Справка «БелГазеты». По данным Белстата, внутренние затраты на НИОКР, составлявшие в 2005г. 0,68% ВВП и достигшие 10-летнего максимума в 2007г. (0,96% ВВП), в 2014-15гг. держались на уровне 0,52% ВВП. Удельный вес экспорта в общем объеме отгруженной проморганизациями инновационной продукции сократился с 83% в 2005г. до 64% в 2015г. Удельный вес отгруженной инновационной промпродукции (работ, услуг) для внутреннего рынка в общем объеме производства уменьшился с 53,2% в 2010г. до 35,7% в 2015г.

ВЕРХОВНЫЕ МОДЕРНИЗАТОРЫ

Видимо, именно поэтому официальная информация о госпрограмме инновационного развития (ГПИР) РБ на 2016-20гг., утвержденной указом президента 31 января, достаточно скупа. Указ и программа на момент написания статьи доступны не были, провозглашенная задача «обеспечения качественного роста и конкурентоспособности национальной экономики с концентрацией ресурсов на формировании ее высокотехнологичных секторов, базирующихся на производствах V и VI технологических укладов» (перспективными сейчас считаются VII-VIII уклады), выглядит несколько дежурно и декларативно, да и приводимые цифры, честно говоря, не очень впечатляют.

Справка «БелГазеты». В ГПИР включены 75 проектов по созданию новых производств в сферах машиностроения, электроники, строительства, нефтехимии, медицины и фармации, энергетики, транспорта, сельского хозяйства. К 2020г. программой планируется создание более 70 высокодоходных экспортноориентированных производств и около 9 тыс. рабочих мест.

Для сравнения: 30 января, днем раньше, в роли инноватора выступил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, провозгласивший третью модернизацию своей страны. В устном телеобращении к нации и ставшем доступным уже утром 31 января документе казахстанский коллега Лукашенко достаточно четко сформулировал цели своей инициативы и причины ее возникновения: «Повсеместная цифровизация экономики приведет к исчезновению целых отраслей и созданию принципиально новых. Великие перемены, происходящие на наших глазах, - это одновременно исторический вызов и шанс для нации… Необходимо создать новую модель экономического роста, которая обеспечит глобальную конкурентоспособность страны».

Справка «БелГазеты». Обнародованная программа третьей модернизации Казахстана предусматривает 5 приоритетов: 1) ускоренная технологическая модернизация экономики с опорой на цифровые отрасли: 3D-принтинг, онлайн-торговля, мобильный банкинг и т.п.; 2) кардинальное улучшение и расширение бизнес-среды, призванное к 2050г. довести долю малого и среднего бизнеса в ВВП страны до 50%; 3) макроэкономическая стабильность, для достижения которой планируется полная перезагрузка финансового сектора; 4) улучшение качества человеческого капитала, в т.ч. за счет реформ в здравоохранении и образовании; 5) институциональные преобразования, безопасность и борьба с коррупцией.

Безусловно, у Казахстана своя специфика, упомянутая Лукашенко на большой пресс-конференции: в постсоветскую эпоху он стартовал с более низкого технологического уровня, нежели Беларусь. Однако в свой проект третьей модернизации Назарбаев умудрился упаковать практически всю экономику - от ИТ до вполне традиционных секторов с узнаваемыми приоритетами (АПК, логистика и пр.), от любимой бюрократами институциональной рутины до преподавания отдельных предметов на английском и бесплатного профессионально-технического образования.

Это неплохой урок - у нас отраслевые программы, быть может, и получше, но связать их единым целеполаганием и эффектно преподнести электорату от лица главы государства чиновники почему-то не спешат. На фоне третьей казахстанской модернизации единственная белорусская (2012-14гг.), оказавшаяся робкой попыткой технологически обновить не самые продвинутые отрасли (деревообработка, легпром), выглядит откровенно проигрышно.

ДЕРЖАВНЫЕ ИННОВАТОРЫ

Разговор о высокотехнологичных секторах на пресс-конференции свелся в основном к скупой похвале разработкам отечественного ВПК в области электроники и к модной теме льгот для резидентов Парка высоких технологий (ПВТ). Президент с удивлением выяснил, что «не все айтишники святые» и даже «начали уже в конвертах зарплату получать». По словам Лукашенко, вразумлять зарвавшихся «яйцеголовых» задушевной беседой был отправлен глава СК РБ. «Прекратите шалить, мы так будем смотреть - а потом поставим вас в один ряд со всеми. Чем вы отличаетесь, великие айтишники?» - подытожил президент.

Видимо, эхо споров о социально-экономической обоснованности льгот ПВТ докатилось до самого верха. Однако, кроме очевидного популистского звучания, у дискуссии есть другой очевидный подтекст: инновационным драйвером для дышащих на ладан и при этом не льготируемых традиционных перерабатывающих отраслей льготируемый ИТ-сектор так и не стал, поскольку просто адсорбирует светлые идеи и высокопроизводительные мозги, отправляя продукты их жизнедеятельности на экспорт.

Справка «БелГазеты». Экспорт ПВТ оценивается руководством Парка в $705,6 млн. Его доля в общем объеме производства ПВТ в 2015г. составила 91,5% против 46% в 2006г. За 2015г. резиденты ПВТ привлекли $145,3 млн. ПИИ и заплатили $47,2 млн. подоходного налога в бюджет. При этом согласно декрету N12 от 2005г., до 2020г. они освобождены от уплаты всех корпоративных налогов, включая НДС и налог на прибыль. Индивидуальный подоходный налог для сотрудников имеет фиксированную ставку 9% и не включается в совокупный годовой доход.

Никак не желает разгореться в полную силу звезда другого прорывного проекта - Китайско-белорусский индустриальный парк (КИБП) «Великий камень». 26 января выяснилось, что после нашумевших в 2015г. заявлений о приходе в КБИП высокотехнологичных производителей пивного солода реализовывать инвест-проект в парке собралась известная деревообрабатывающая компания «Кроноспан». Глава администрации «Великого камня» Александр Ярошенко сообщил, что в феврале осчастливит Совмин проектом нового указа по совершенствованию законодательства о КБИП, т.е. о новых льготах. В остальном все по плану: инвестиции в проект уже превысили $205 млн., «завершены строительные работы по устройству дорог и инженерных сетей в границах 7 улиц стартовой зоны общей протяженностью 13 км», здание административного корпуса введут в эксплуатацию летом, строительство первого арендного дома начнут в 2017г. Кроме строительно-инфраструктурных подвигов озадачились даже учреждением венчурного фонда на $20 млн., что не может не радовать. Увы, в целом об инновационных дерзаниях КБИП и экономической отдаче от них по-прежнему приходится говорить в будущем времени.

Справка «БелГазеты». Работа по созданию КБИП «Великий камень» ведется с 2012г. В 2015г. в КБИП зарегистрировалось 7 инвесторов, в 2016г. - один. Администрация парка заключила с потенциальными инвесторами около 50 соглашений о намерениях, рассчитывая в 2017г. минимум удвоить количество резидентов.

Белорусская мечта про айфоны-плафоны и плодящиеся сами собой инновации разбивается о прозу жизни. Если уповать на иностранных инвесторов, то они требуют льгот и ориентируются на внешние рынки - мимо бюджета родины. Если делать ставку на собственные силы, то, как признает «Концепция ГПИР РБ на 2016-20гг.», «целевое бюджетное финансирование инновационных проектов госпрограмм остается достаточно низким», поскольку «изыскать средства одновременно на создание новых наукоемких производств и на техническое перевооружение традиционных секторов экономики внутри страны является проблематичным».

Начальство, требующее прикладной, идущей от жизни конкретики, либо толкает к «массовому тиражированию уже хорошо апробированных технологий и товаров в ущерб внедрению и распространению инноваций», либо уламывает иностранных инвесторов в обмен на льготы построить ему светлое высокотехнологическое будущее под ключ. Остаются нефть, калий, АПК и штучная сборка тракторов за тридевять земель.

 

Добавить комментарий
Проверочный код