Воскресенье, 25 Июня 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
На встрече со спикером Палаты представителей президент РБ заявил о намерении сократить ее финансирование: «Важен вопрос сокращения финансирования, материальных затрат на содержание той или иной структуры. Вот что такое оптимизация». Что делать с ПП НС?
распустить за ненадобностью
установить оклад депутатам на уровне минимального прожиточного минимума
сократить в 2 раза, объединив с Советом Республики
отправить депутатов на общественные работы
ничего, это самая эффективная ветвь власти
№1 (1077) 10 января 2017г. Общество

Александр Муравьёв: «В КГБ угрожали и били по печени»

11.01.2017, Виктор Федорович

На минувшей неделе в суде Фрунзенского района Минска завершилось судебное следствие по уголовному делу, возбужденному КГБ в отношении представителя иностранного инвестора Александра Муравьева и бывших руководителей ОАО «Мотовело». С 3 по 6 января проходили прения сторон и частично прозвучало последнее слово главного фигуранта.

Александр Муравьёв: «В КГБ угрожали и били по печени»
Неправильному жулику Александру Муравьёву светит 12 лет усиленного режима с конфискацией
  Фото: belapan.com

Справка «БелГазеты». Директор австрийской компании ATEC Investment GmbH Александр Муравьев обвиняется в совершении 5 преступлений по ч.4 ст.209, ч.4 ст.16 и ч.4 ст.210, ч.4 ст.16 и ч.2 ст.243, ч.6 ст.16 и ч.2 ст.243 УК (мошенничество, хищение путем злоупотребления служебными полномочиями, уклонение от уплаты налогов, организация и пособничество в совершении преступлений). Бывший гендиректор ОАО «Мотовело» Казимир Мороз обвинялся в двух эпизодах по ч.4 ст.210 УК (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями организованной группой либо в особо крупном размере). Бывшей замгендиректора по недвижимости Татьяне Луковец инкриминировалось совершение одного преступления, предусмотренного ч.6 ст.16 и ч.4 ст.210 УК (соучастие в преступлении в виде пособничества в совершении хищения в особо крупном размере путем злоупотребления служебными полномочиями).

ОТДАЙ БЕСПЛАТНО, ЧТО КУПИЛ ЗА ДЕНЬГИ

В последние дни 2016г. судебные заседания проходили в закрытом режиме в связи с оглашением документов госорганов под грифом ДСП с содержанием коммерческой тайны. В первый рабочий день наступившего года к материалам уголовного дела по ходатайству адвокатов были приобщены различные документы, отчасти проливающие свет на то, что предшествовало арестам топ-менеджеров.

В частности, в суде было оглашены письма Александра Муравьева с одинаковым содержанием, отправленные 1 июня 2015г. в адрес председателя Мингорисполкома Андрея Шорца и председателя КГК Леонида Анфимова. В письме бизнесмен изложил свое видение решения возникших проблем. Он сообщал чиновникам, что поставленные цели развития «Мотовело» на 2014-15гг. не были достигнуты как по внешним, так и по внутренним факторам. В том числе из-за ошибочных решений акционеров, менеджеров и партнеров по оценке внешней среды, планирования и эффективности деятельности предприятия. Муравьев предлагал: провести собрание акционеров и избрать наблюдательный совет с участием представителя государства, возобновить работу по согласованию изменений договорных отношений с кредиторами, принять меры для получения дополнительного инвестиционного капитала.

Бывшим топ-менеджерам «Мотовело» Татьяне Луковец и Казимиру Морозу прокурор запросил соответственно 5 лет лишения свободы без конфискации и 5 лет ограничения свободы без направления в ИУОТ, с конфискацией

Как пояснил в суде обвиняемый Муравьев, «события в мае на «Мотовело» носили неординарный характер». К этому времени Мороз продал одну акцию Мингорисполкому и на предприятии появился новый наблюдательный совет. «Начались странные действия по принуждению ATEC Investment передать принадлежащие компании акции», - сказал бизнесмен.

29 мая 2015г. он принял участие в совещании, которое проходило в Мингорисполкоме. «С целью найти такое решение, которое позволило бы максимально обеспечить интересы общества и акционеров, - сообщил суду Муравьев. - На этом совещании КГК было озвучено предложение, я бы сказал ноу-хау, о том, что ATEC Investment должен безвозмездно передать контрольный пакет акций, но при этом продолжать осуществлять функции реального управления. На что я высказался, что это исключено и невозможно. На этом совещании было высказано мнение о том, что в тот период времени, что «Мотовело» управляет непонятная группа людей всего лишь 10 дней, все может быть восстановлено в русле законодательства. Также мной было высказано мнение, что действия этой группы людей являются незаконными. В письмах я изложил свои предложения и отправил их курьерами. Через три часа по непонятным мне причинам я, мои два брата, всего 9 человек, были арестованы. Видимо, письмо не оправдало ожидания неких людей».

Прения сторон традиционно начались с выступления гособвинителя - старший помощник прокурора Фрунзенского района 24-летняя Кристина Асрян на протяжении почти четырех часов убеждала суд в виновности Муравьева, Мороза и Луковец.

По выводам обвинения, Муравьев являлся фактическим владельцем австрийских компаний ATEC Holding GmbH и ATEC Investment GmbH, также именно он осуществлял фактическое руководство и контроль за финансово-хозяйственной деятельностью ОАО «Мотовело».  Асрян подчеркнула: Муравьев как физлицо с 2005г. не выступает участником и учредителем ни одного юрлица. По убеждению обвинения, это «для того чтобы иметь возможность в последующем утверждать, что к деятельности указанных лиц он не имеет никакого отношения».

Справка «БелГазеты». В 2007г. Госкомитет по имуществу и директор ATEC Holding GmbH (Австрия) Александр Муравьев заключили договор купли-продажи акций ОАО «Мотовело». ATEC Holding стал владельцем 99,72% уставного фонда общества на общую сумму Br15,634769 млрд. ($7,2 млн.). По условиям договора иностранный инвестор обязался сохранить специализацию предприятия по производству мотовелотехники, его торговой марки, а также вложить в развитие общества в 2007-12гг. не менее $20 млн. В январе 2013г. ATEC Holding подготовил отчет о выполнении условий договора N4 от 23 августа 2007г. купли-продажи акций «Мотовело». Продавец - Госкомитет по имуществу - отчет одобрил, и с 1 февраля акции «Мотовело», которые до этого были заблокированы, поступили в полное распоряжение покупателя. После разблокировки акций, 28 февраля 2013г., ATEC Holding продал свой пакет акций «Мотовело» компании ATEC Investment, которую к тому времени возглавил Александр Муравьев.

Поскольку Муравьев - законспирированный «фактический руководитель», то именно он, как отмечается в обвинении, «с 23 августа 2007г. по 1 февраля 2013г. из корыстных побуждений путем обмана должностных лиц Министерства промышленности и Государственного комитета по имуществу завладел акциями ОАО «Мотовело» и распорядился ими по своему усмотрению». Также Муравьев обвиняется в том, что организовал подложный отчет, не выполнил обязательства по бизнес-плану развития «Мотовело» приобрести производственное оборудование на сумму $12,711 млн.

Бизнес-план являлся неотъемлемым элементом договора купли-продажи акций «Мотовело», считает обвинение, и подлежал неукоснительному исполнению. А раз станки не купили, то обязательства не выполнены. Муравьев якобы организовал разработку бизнес-плана, по словам Асрян, «в целях создания видимости исполнения обязательств по договору купли-продажи акций». «Всем было понятно, что указания, приходившие от менеджеров компании АТЕС, исходили непосредственно от обвиняемого Муравьева», - подчеркнула гособвинитель.

Еще Муравьев виновен, убеждена гособвинитель, в разработке механизма по уклонению ОАО «Мотовело» от налогов с помощью австрийской компании ATEC Trading, в результате чего занижалась налоговая база, а ущерб составил BYN69,6 тыс. Аналогичным образом Александр Муравьев оказал пособничество в уклонении от уплаты налогов СП ЗАО «РосинтехГрупп», директором которого был его младший брат Сергей. Сумма ущерба составила BYN650 тыс.

Остальные эпизоды обвинения бизнесмена связаны с его «подельниками» Морозом и Луковец. Мороз обвиняется в том, что подписал фиктивный договор между ОАО «Мотовело» и ЗАО «МВЗ СпецАвто» на поставку почти 4 млн. стеклянных банок завода «Елизово» на общую сумму Br5,5 млрд. Всего было перечислено Br3,2 млрд. - деньги ушли на счета других предприятий и были похищены. Договор подготовила Татьяна Луковец, в этом вся ее вина. Также Мороз подписал 11 актов на якобы выполненные работы индивидуальным предпринимателем Еленой Николайченко (она находится в международном розыске) по оказанию консалтинговых услуг «Мотовело» в 2014г. на общую сумму Br820 млн. - по версии следствия, на самом деле эти деньги были похищены. Обвинение утверждает, что именно Муравьев стоял за этими преступными действиями, т.е. давал указания, организовывал, пособничал.

Какие же мотивы двигали обвиняемыми при совершении преступлений? Прокурор пришла к выводу, что в эпизоде с банками Мороз подписал договор из боязни потерять работу, а Луковец - «из целей карьеризма, так как она, как установлено, за отдельные поручения получала зарплату в конвертах, а также был доверенным лицом Муравьева, потому что сама занималась выдачей зарплаты в конвертах». Примечательно, что про конверты Луковец сообщила на следствии, а в суде от своих слов она отказалась. Более того, в обвинении таких моментов вообще не было. Что до эпизода с ИП Николайченко, то сторона обвинения сочла, что Мороз здесь сам корыстных побуждений не имел, но преследовал корыстную цель - «обогатить иное лицо», т.е. Николайченко.

С мотивами преступных действий Муравьева, особенно в роли мошенника, оказалось все намного сложнее. Защитники бизнесмена в прениях обратили внимание, что тема, образно выражаясь, осталась не раскрытой. Каким образом Муравьев мог похитить бездокументарные акции «Мотовело», которые находятся в электронной базе банка? Тем более, подчеркнули адвокаты, что акции с момента приобретения были собственностью иностранного инвестора, а не государства.

И еще. По оценкам адвокатов, за акции, в основной капитал «Мотовело» с учетом различных штрафных санкций и пени инвестор в Беларуси потратил $33 млн. В чем смысл мошенничества при таких затратах?

Сторона обвинения убеждена: вплоть до разблокировки акций 1 февраля 2013г. они продолжали находиться в собственности государства. В репликах Асрян пояснила, что «при совершении мошенничества зачастую лица используют такие способы, когда меньшую часть денежных средств отдают для того, чтобы завладеть большей суммой средств или имуществом». Обвинение придерживается позиции, что акции «Мотовело» были приобретены за номинальную стоимость, а их рыночная стоимость составляет $114 млн., именно такова цена предмета хищений.

ПОЛУЧАЙ ИНВЕСТОР СРОК

В итоге прокурор просила суд признать всех обвиняемых виновными. При этом она изменила квалификацию деяний Мороза и Луковец, применив к ним ст.424 УК (злоупотребление служебными полномочиями).

Татьяну Луковец гособвинитель предложила признать виновной в пособничестве и злоупотреблении своими полномочиями, повлекшими тяжкие последствия, и назначить ей наказание в виде 5 лет лишения свободы без конфискации имущества. Также предлагается лишить ее права занимать руководящие должности сроком на 5 лет.

К Казимиру Морозу обвинение просит проявить снисхождение. За подписание договора на стеклянные банки и «обогащение» своего бывшего зама Николайченко окончательно Морозу прокурор предложила наказание в виде ограничения свободы на срок 5 лет без направления в исправительное учреждение открытого типа. Правда, в этом пожелании присутствует конфискация имущества.

Александра Муравьева, убеждена Асрян, следует наказать: за мошенничество - 10 лет, за организацию хищений - 10 лет, за организацию и пособничество в уклонении от уплаты налогов путем умышленного занижения налоговой базы - 7 лет. Путем частичного сложения окончательно предлагается лишить Муравьева свободы сроком на 12 лет в колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

Кроме того, прокурор полагает, что заявленный ОАО «Мотовело» гражданский иск подлежит удовлетворению. Солидарно с обвиняемых предлагается взыскать всего более BYN350 тыс.

Говоря о личных качествах бизнесмена Муравьева, прокурор отметила, что «по месту жительства характеризуется положительно, а согласно характеристике из СИЗО он является высокомерным, эгоистичным, изворотливым, расчетливым в своих действиях».

Позицию адвокатов обвиняемых в целом можно назвать солидарной: их подзащитные невиновны и подлежат оправданию. Татьяна Луковец в последнем слове едва не разрыдалась. «Я, конечно, признаю себя виновной, что подготовила и предоставила на подпись [Морозу] этот злосчастный договор, но у меня не было мысли ни самой похищать эти деньги, ни оказывать кому-то помощь», - сказала она, прося суд не лишать ее свободы. Казимир Мороз - единственный из обвиняемых, который в случае обвинительного приговора, отправится домой. Свою вину он не признал, в заранее подготовленной речи просил снисхождения и «не лишать его свободы». Особо просил не применять к нему конфискацию, под арестом находится одна из двух его квартир, в которой «живут мои дети».

ИСПОВЕДЬ КОМБИНАТОРА

В начале своего последнего слова Муравьев рассказал о своих первых шагах в бизнесе. Предпринимательством он стал заниматься с 1988г., будучи студентом Института физкультуры. Ремонтировал швейные машинки, шил одежду по ночам и организовывал надомные рабочие места - в 1992г. их было 500.

«Я никогда не был номинальным руководителем, никогда не был Фунтом. Я всегда придерживался принципов и буду их придерживаться: строго соблюдать законодательство, соблюдая интересы государства, интересы людей», - с пафосом убеждал суд Муравьев. В 1997г. он уехал в Россию, в конце 90-х гг. перебрался в Австрию, где получил вид на жительство. (Ниже приводятся отдельные выдержки из выступления Муравьева.)

События 2002г. АТЕС Handel, в котором моя доля составляла 44%, приобрела контрольный пакет стеклозавода «Елизово». Сделка не являлась приватизационной, со стороны государства обременений не было. «Елизово» было предприятием, которое стояло четвертым в списке на умирание. До этого в Беларуси уже накрылись 3 градообразующих стеклозавода. Такая же ситуация была в Елизово. И вот великий мошенник Муравьев, комбинатор, зная, что будет совершать героическое мошенничество в 2007г., совершает подготовительные действия. С 2007г. было реализовано 7 проектов на сумму более $40 млн. при участии белорусских банков. Был создан современный комплекс численностью более 1 тыс. человек. Производство увеличилось более чем в 10 раз, в денежном обороте - более чем в 20 раз. Производительность труда на одного человека выросла в 30 и более раз. И все это было для создания видимости деятельности? В это время реализуется еще несколько проектов. Построен Гомельский стеклотарный завод, современнейший. Всего было создано более 2 тыс. рабочих мест.

…В 2005г. я продал свое участие в АТЕС Handel, причина проста: мое участие в австрийской компании имело перспективу размыться. А вот работа в качестве управляющего сохраняла мой высокий профессиональный статус, да и за свою долю я получил деньги.

…В 2010г. стекольная отрасль Беларуси, только оправившаяся от воздействия финансового мирового кризиса, столкнулась с новыми вызовами. Были уставлены новые тарифы на газ, более $340 за тыс. кубов. Возросли тарифы на электроэнергию, это было в 2 раза выше, чем в России. Все это было вразрез с обещаниями государства и соглашениями в рамках Союзного государства. Тут я впервые столкнулся с тем, что я как представитель частной компании принимал активное участие в защите государственных интересов, отрасли от абсолютно бессмысленных действий против всякой логики. Эти действия совершали некоторые деятели, которые называли себя государственниками.

Я в 2010-12гг. столкнулся с прямыми угрозами. Конфликт возник очевидный. На совещаниях с присутствием членов правительства мне угрожали напрямую. Звучало это так: «Или вы и ваши партнеры будут добавлять инвестиционной капитал в эти предприятия, или у вас их заберут в лучшем случае. А еще, Александр Александрович, вы после Баумгертнера следующий кандидат на посадку».

В итоге первым остановился завод «Белевротара», затем Гомельский стеклотарный завод, это предприятие на кредитных основаниях забрал себе банк, попытался его реанимировать, потратил кучу денег, но безуспешно. В Елизово два цеха стали. Из двух тысяч работающих половина потеряла работу. Во имя чего? Во имя желания купить газ по $130 и продать по $340? Были потеряны позиции на российском рынке, Евросоюза, Беларуси. А конфликт с некоторыми чиновниками перешел в некий личностный: «Это непозволительно, чтобы некое частное лицо так старательно защищало интересы предприятий, инвесторов, кредиторов…» Видимо, у меня появились очень серьезные враги.

В 2013г. во время визита президента на «Мотовело» эта тема была поднята, я изложил свое видение. Президент дал поручение, КГК выполнил работу, была создана рабочая группа. Председатель КГК подготовил записку президенту и отметил, что Муравьев прав, проблемы в стекольной отрасли носят системный характер и требуют скорейшего разрешения для создания конкурентных условий. Глава государства дал поручение правительству... В итоге лишь в 2015г. появились частичные действия для решения проблемы. Но каков механизм! Глава правительства принимает решение в поддержку стекольной отрасли, а первый заместитель Семашко отменяет решение премьер-министра! Да, я неудобная фигура, не знаю, хорошо это или плохо…

Относительно акций «Мотовело». Предложение поступило в 2007г., оно было интересным. Стоимость проекта оценивалась в $35-40 млн., это реальная сумма. То, что увидели на предприятии - полностью отсутствовал ассортимент, коллекция, отсутствовала технология продвижения продукции, культура производства, культура продаж… Информация, которая была предоставлена Минпромом по «Мотовело», воспринималась как достоверная. Никто не мог предположить, что реальное положение дел совсем иное. Но провели переговоры, был подготовлен указ президента, приобрели акции «Мотовело». Начали работу, стали разбираться, но через 5 дней после того как акции были переведены, выяснилось, что долги хронические, без их срочной оплаты не будет работы. Но за 10 дней ATEC Holding нашел $5 млн., они были перечислены на краткосрочной долговой основе на «Мотовело», были погашены долги, сформирован минимальный оборотный капитал.

Состояние активов оказалось в плачевном состоянии: товары не подлежали продаже, дебиторы не собирались рассчитываться. Недвижимость в таком состоянии, что не то, что производство - людям там нельзя было находиться.

Чиновники судиться бы начали, номинальный руководитель руки бы поднял - я номинал, я только Фунт! Участники компании решили, что надо делать дело. Потом еще удар под дых. Наверное, это мой косяк! Промышленное предприятие, едва акции были приобретены, получило плюс 60% тарифов на энерготеплоносители. Мог ли я предполагать такое во время переговоров? Я лажанулся! Надо было подписывать договор на других условиях, чтобы инвесторов не кидали. Так ведь кидают!

100-процентный тариф означал, что $2-3 млн. в год вынь да положь! Что делать? Судиться? Если судиться с государством, то о нормальной работе забыть надо. Приняли ситуацию такой, какая есть. Привлекли специалистов из Италии и Германии, начали разрабатывать коллекцию, создавать бренд «Аист» и продвигать его. Стали искать и создавать новую структуру деятельности. У меня была уверенность, что торговые марки «Минск» и «Аист» могут быть успешными.

…Когда я начинал свою деятельность много лет назад, время было своеобразное, гособвинителю то время не понять. Хочу напомнить, что в большей степени тогда бандитизм и рэкет проявляли люди, которые носили погоны. Я думал, что такие времена уже в прошлом. Видимо, те навыки, которые я приобрел как молодой предприниматель, я либо утратил, либо потерял бдительность.

О стекольном заводе «Елизово». С 2014г. начался ад. Постоянные угрозы, разница в энерготарифах между предприятиями Беларуси и России - 4 раза. Постоянные обвинения руководства и акционеров в том, что они должны дороже продавать продукцию и снижать издержки. Тогда же начались аресты счетов, угрозы отключения газа, электричества. Принуждение акционеров к добавлению новых денег, чтобы предприятие выступало донором бюджета. Объяснять теоретикам по продажам о том, что есть специалисты-практики, которые сами знают, что делать, было бесполезно...

Именно в 2014г. я столкнулся с принуждением совершать мошеннические действия. От некоторых членов правительства, министров я слышал такое: «А вы обещайте в письменной форме заплатить, и мы не будем отключать газ. Обещайте заплатит, и мы не будем арестовывать счета». Говорю: «Так нельзя». Мне в ответ: «Обещайте, мы вас потом обвиним, что вы обманываете, а вы дадите новое обещание». Я сказал: идите вы сами… писать себе обещания. Потому что это ложь, это обман…

Благо глава государства мои начинания поддержал… Разобрались, насоздавали комиссий. А «Елизово» находится в процедуре банкротства с последующей ликвидацией. Все просто: госпредприятия получили поддержку, финансовую в том числе, из общих денег, которые вносили и частные предприятия. А единственный стеклозавод «Елизово» - ликвидировать! С целью?

А это как реализация одного обещания, которое мне дали на предварительном следствии: «Елизово» мы у тебя отжали». Мало того, это обещание мне напомнили в специальной комнате для «обещаний» - одним ударом по печени, пару ударов в корпус, о том, что и «Мотовело» «мы уже отжали, поэтому думай, где найти еще деньги, чтобы заплатить за свою жизнь».

До 2007г. на то, чтобы «Мотовело» существовало, государство ежегодно тратило от $7 млн. до $8 млн. при имеющихся преференциях и других льготах. Объем производства на одного работающего в год составлял примерно $8 тыс. выпущенной продукции. Если работнику дать зарплаты долларов 400, налоги заплатить и прочее, то оказывалось, что все, что удалось выручить, уходило бесследно. За счет чего тогда предприятие выживало? За счет государственных растрат!

После изменения структуры и действительного развития предприятия, например, на «МВЗ Техно» уровень производства на одного работающего достиг $180 тыс. в год. А на реорганизованных предприятиях по производству мотоциклов и велосипедов этот показатель составил около $80 тыс.

Станки «Мотовело» не закупило? Еще до прихода инвестора, оказывается, благодаря усилиям некоторых специалистов были куплены станки. За счет государственных бюджетных денег. Только молчат все! А результат? Дорогая измерительная установка производства, если не ошибаюсь, «Цейс». Года два покупали, бегали вокруг нее, устанавливали. Применимость - бесполезная, эффективность - ноль. Зато деньги потратили и отчитались! Купили лазерную резку, монтировали года два, так и не научились на ней работать. Эффективность эксплуатации - ноль. История покупки прокатного стана, что-то итальянское, что-то немецкое, на момент приобретения акций - не работал. Когда обратились к итальянцам, те потребовали такой дополнительный платеж за неисполнение обязательств по договору, да еще и в суд обратились!

Вот эти специалисты долбанные, они же предварительный перечень оборудования составляли! Уроды! Они его так и составляли, потому что думали, придет новый акционер, бабла насыплет, они еще напокупают и будут вокруг бегать, заниматься физкультурой.

…В 2013г. глава государства посетил «Мотовело». В августе того года Комитет госконтроля провел проверку и все тщательно проверил, в том числе, как инвестор выполняет свои обязательства. Претензий не было, о чем и президенту доложили. С его стороны прозвучало: «Саша, главное, вы не надрывайтесь, работайте очень аккуратно, маленькими шагами, и никого не слушай!». А СМИ написали, что «президент в последний раз подставил плечо предпринимателю Муравьеву». Я не просил его плеча, для «Мотовело» ничего не надо было, для стеклотарной отрасли тоже ничего не надо было. Ведь это интерес государства поддерживать отрасли и не терять рабочие места. Обычным способом создания конкурентных условий. А я, идиот, боролся за соблюдение интересов государства!

И вот после визита главы государства появился документ из администрации президента в Мингорисполком о том, что «вам надо доводить до ОАО «Мотовело» показатели, принять к рассмотрению и предусмотреть ответственность инвесторов за исполнение доводимых показателей».

Состоялся такой диалог. «Вы нам обязаны предоставить план роста показателей, дать план создания города-сада». - «Мы работаем в силу того, как воспринимаем ситуацию на рынке». - «Так вы не будете давать повышенные планы роста показателей? Ну тогда мы вас заставим!».

Ситуация на рынке осложнилась, война в Украине, треть нашего рынка обвалилась, на российском такая же ситуация, надо реагировать. А чиновники от горисполкома еще пуще завизжали: «Как вы посмели снижать объемы производства! Это недопустимо! Повышайте объемы производства, иначе президент у вас все заберет!». Прямым текстом. И вот эта заваруха закончилась доносом на меня президенту. Люди, которые созидать не умеют, ломать - умеют, решили проявить талант, преданность, лояльность и начали этот спектакль…

…Находясь в СИЗО, я написал письмо главе государства с изложением своего видения решения спорных вопросов по «Елизово» и «Мотовело». В ответ меня ознакомили с позицией, что Муравьев должен денег и тогда в отношении Муравьева может состояться разговор. Но мне не объяснили, за что и сколько. По двум эпизодам - с банками и Николайченко - я предложил связаться с партнерами, и они принесут эти деньги. В ответ услышал: «Твоя жизнь дороже стоит, ты за такие бабки не отделаешься». Я спросил, сколько я должен? В ответ: «Предлагай». Я сказал, что как управляющий могу миллион собрать, ну, может, полтора. И услышал: «Ты что, сумасшедший, Сан Саныч? Вы даже не заикайтесь о таких суммах».

Я написал письмо главе КГБ Вакульчику, что мне поручено вернуть деньги, а я не знаю, сколько, кому, за что. Ответа я не получил. Потом из материалов дела я понял, почему: КГБ спросил у КГК, должен ли Муравьев платить. КГК ответил, что нет, не должен, потому что у Госкомитета по имуществу есть основания обратиться к ATEC Holding с финансовыми требованиями. А потом Вакульчик заявил в СМИ, что нет оснований сомневаться в доказанности вины Муравьева.

Я, когда услышал предложение гособвинителя приговорить меня к 12 годам лишения свободы с конфискацией, хочу сказать… Это не первое для меня предложение, пока я нахожусь в СИЗО, и не самое жестокое. Ведь 30 октября 2015г. меня объявили покойником. Я уже был приговорен к смертной казни. Получив удар в печень, я понимал, что это не детский сад. Я услышал угрозы, что мои братья по «десятке» получат, если я не найду денег за свою жизнь, то они не только исполнят приговор, но и сделают так, что моим близким некуда будет цветочки положить. Так что уважаемый гособвинитель, вы ко мне проявили благодушие…

…Вторая часть последнего слова Муравьева посвящена непосредственного эпизодам обвинения. 9 января он свое выступление продолжит. По законодательству суд не может ограничивать продолжительность последнего слова обвиняемого определенным временем.

Добавить комментарий
Проверочный код