Воскресенье, 26 Февраля 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Продолжатся ли в стране «Марши рассерженных белорусов»?
президент отменит декрет N3 и снимет напряжение в обществе
марши захватят новые города
марши «тунеядцев» перерастут в регулярные уличные протесты
граждане заплатят налог и успокоятся
размер налога на «тунеядцев» увеличат до 50 б.в.
№51 (1076) 26 декабря 2016г. Общество

«Белсат» против затрат

29.12.2016, Евгений Кечко

Хэштег #белсатживи за последнюю неделю - один из самых популярных в соцсетях. Так белорусы отреагировали на новость о возможном сокращении Министерством иностранных дел Польши бюджета телеканала «Белсат» - с $4,2 млн. в 2016г. до $1,2 млн. в 2017г. Многие это поспешно называют смертью живущего на польские деньги белорусскоязычного телеканала, известные в Беларуси люди подписались под петицией на имя президента Польши Анджея Дуды с просьбой сохранить «Белсат».

Есть ли будущее у телеканала, обозреватель «БелГазеты» выяснял у руководителя редакции информационных программ «Белсата» Алексея ДИКОВИЦКОГО и директора Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» Александра ШПАКОВСКОГО. 

Алексей Диковицкий: «ЭТО ПРОЕКТ, ОБЪЕДИНИВШИЙ МНОГИХ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ»

- Как развиваются события вокруг телеканала и если он станет интернет-порталом и частью канала TVP Zagranica, как предполагают в польском МИД, - это будет достойным продолжением жизни «Белсата»?

- Официально мы не получили никаких установок: наше телевидение работает на основании так называемых договоренностей между МИД Польши и польским общественным телевидением и пока эти договоренности остаются в силе - мы продолжаем работать в обычном режиме. Сейчас делаем ремонт в студии, на телеканале стартует несколько новых проектов. Что до ухода в Интернет, то порой возникают недоразумения, когда кто-то говорит, что будет только интернет-портал, а не будет, допустим, передачи через спутник - и за счет этого мы сэкономим много денег. Это абсолютная неправда: стоимость спутника составляет примерно 1/25 нашего бюджета, но, если мы от него откажемся, потеряем многих телезрителей, поскольку большинство людей в небольших городах Беларуси смотрят «Белсат» именно через спутник. Да и возможный переход телевидения в Интернет в любом случае означает, что программы и контент все равно надо делать. Так что рассуждения по этому вопросу - не до конца взвешенная позиция.

- Можете опровергнуть критиков, считающих, что «Белсат» никто не смотрит?

- Не надо обладать большими аналитическими особенностями, чтобы понимать, что в больших городах, особенно в Минске, больше возможностей получить информацию из независимых источников: газетные киоски, быстрый Интернет, развитые кабельные телеканалы. Совсем другая ситуация в небольших городках, где выбор не такой большой, поэтому местные жители имеют антенны и смотрят нас через спутник. Считаю нашим достижением, что мы популярны как раз в небольших городах.

Местные власти боятся резонанса в независимых СМИ, поэтому очень часто и достаточно быстро реагируют на наши материалы, чтобы не получить по шапке от более высокого руководства, которое также смотрит «Белсат». Мы неоднократно были свидетелями того, что, как-то узнав об интересе канала к какой-то проблеме, чиновники, чтобы не стать героями материалов, решали проблему до приезда журналистов. Если говорить об аудитории телеканала, то в основном нас смотрят люди среднего возраста, включая лидеров общественного мнения, - тех, к кому прислушиваются.

- С чем связаны разговоры о смене языка вещания «Белсата»? Можно ли рассматривать выбор русского языка в качестве поиска новой аудитории, для которой можно на их родном языке реагировать на антироссийскую пропаганду?

- Мы не собираемся отказываться от белорусского языка как от основного, тем более это себя полностью оправдало. Я уверен, что на белорусских гостелеканалах значительно увеличилось количество белорусскоязычного контента в том числе потому, что на нашем примере увидели - мова не отталкивает людей, а, наоборот, абсолютно нормально воспринимается. Но это не исключает того, что мы, возможно, будем вводить какие-то русскоязычные элементы: нас можно смотреть через спутник от Португалии практически до Урала, и мы хотим дать возможность нашей аудитории смотреть часть программ на русском языке. Но это абсолютно не означает, что мы поменяем язык вещания.

- А что можете ответить недоброжелателям, уверенным, что программы «Белсата» - дружеские посиделки всем известных русофобов, которые давно утратили политический вес?

- Кто-то посчитал количество телеэкспертов в 38-миллионной Польше: оказывается, на всех каналах делятся экспертным мнением не больше 100 человек. В публицистике не должен каждый день появляться кто-то новый, мы в студии многократно общались с людьми, придерживающимися других взглядов, - кто-то соглашался с нашим мнением, кто-то нет. Но мы не приглашаем людей, которым нечего сказать, они все - специалисты в своем деле.

- «Белсат» опубликовал информацию, согласно которой в штате трудятся порядка 170 человек. Зачем вам такое количество сотрудников и правда, что ротация белорусских кадров происходит исходя из принципов лояльности варшавскому руководству и способности вписаться в его финансовые и креативные расклады?

- Отдел, которым руковожу, - самый большой на «Белсате», и по своей работе могу сказать, что речи о раздутом штате не идет. Телевидение - не газета и не интернет-портал: чтобы выпустить в эфир программу, необходимо много людей, отвечающих за технику, звук, освещение и т.д. Кроме того, с «Белсатом» сотрудничают документалисты, авторы репортажей, музыкальных, развлекательных и других программ: не сказал бы, что в целом много людей. Что до верности руководству - для меня это абсурд. Главным образом речь идет о профессионализме и духе команды, свежем подходе, просто нормальном отношении к работе. Кто-то был уволен, потому что ленился, но это происходит в любой фирме.

- Сокращение финансирования может подвигнуть на создание новой бизнес-модели: например, на введение платной подписки за просмотр контента, как это делается на российском телеканале «Дождь»?

- Надо подумать, но, честно говоря, не верю, что удастся получить столько денег, например, через тот же краудфандинг. У телевидения своя специфика - мы уже запланировали сетку вещания до конца мая. Делать это, когда не знаешь, будут деньги или нет, - очень сложно, здесь без широкой - институциональной - поддержки обойтись сложно.

- Вы верите, что подписание петиций, проведение акций в поддержку «Белсата» принесет пользу?

- Абсолютно: думаю, что те, кто в Польше принимали решение, не ожидали такого уровня поддержки. Хотел бы поблагодарить всех поддержавших, доказавших, что «Белсат» -  не только само вещание, но и проект, объединивший многих творческих людей.

- Как отреагировали на публикацию вашего бывшего сотрудника Максима Жбанкова, считающего, что белорусский национал-патриотизм строится на вечной привычке к халяве: сделайте телевидение, привезите свободу, придумайте страну?

- Когда Максим работал у нас, ему не приходило в голову что-то предложить в сторону улучшения сетки вещания, модернизации программ - все было хорошо. Когда расстались, причем не по нашей вине, получилось, можно плевать в нашу сторону - считаю такое поведение непристойным. По поводу «сделайте телевидение»: чтобы противопоставить гостелевидению, имеющему в любой авторитарной стране силу, какой-то проект, нужна помощь. Те же поляки в рамках солидарности получали серьезную поддержку со стороны Запада, теперь им, имеющим с нами общую границу в 400 км, наверняка выгодно иметь нормального предсказуемого соседа, чем страну, зависящую от Москвы. Понятно, что за нас никто свободу не отстоит, но без поддержки тяжело.

Справка «БелГазеты». Алексей Диковицкий родился в 1973г. в Пинске. В 1994г. окончил Институт современных знаний по специальности «экономика». В 1998-2006г. работал в белорусской и русской службах «Радио Свобода», с 2006г. - руководитель редакции информационных программ «Белсата».

Александр Шпаковский:  «РУКОВОДСТВО КАНАЛА ХОЧЕТ ПРОДЛИТЬ БЕЗБЕДНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ»

- Можно ли считать новости о возможном сокращении финансирования «Белсата» победой белорусской дипломатии, сумевшей убедить польские власти в необходимости такого шага?

- Сложно в международных отношениях, особенно в белорусско-польских, говорить о том, что кто-то однозначно одержал победу, а кто-то - проиграл. На самом деле «Белсат» имеет для белорусских властей больше символическое значение, чем представляет какую-то реальную угрозу. На мой взгляд, телеканал непопулярен и количество средств, выделяемых на его финансирование, непропорционально влиянию. Кроме того, если Беларусь и Польша хотят выстраивать отношения по-новому, а польское руководство демонстрирует такие устремления, то наличие канала, финансируемого из польских госисточников и имеющего абсолютно антигосударственный в отношении белорусского правительства контент, сильно этому мешает.

Поляки в этой связи много приобретают: во-первых, они не будут впустую тратить деньги своих налогоплательщиков; во-вторых, белорусское правительство обещает включить в сетку кабельного вещания телеканал на польском языке для польского национального меньшинства.

- Руководство «Белсата» отрицает непопулярность канала, ссылаясь на большую аудиторию в приграничных регионах…

- Такие вещи сложно измерять: некоторые говорят, что БРСМ - самая массовая и популярная организация страны, объединяющая 500 тыс. человек. Но это по спискам, а сколько реального актива? То же самое и здесь: вещанием «Белсата» охвачено определенное количество людей, а сколько реально его смотрят? Мои знакомые в приграничных регионах, имеющие спутниковые тарелки, смотрят «Белсат» исключительно из-за прогноза погоды: им кажется, что там прогноз в большей степени оперативен и соответствует действительности, чем прогноз на официальных каналах.

Наверное, эффективность подобного рода инструментов надо оценивать по результатам: «Белсат» - канал оппозиционный, направленный на противодействие нынешней белорусской власти. Прошлые выборы показали результаты оппозиции, и, по-моему, «Белсат» тут не сильно помог. С учетом того, что польское государство ежегодно расходовало 5 млн. евро на этот телеканал (больше, чем бюджет белорусских гостелеканалов), рано или поздно должен был появиться спрос: куда уходят деньги, какие результаты получает Польша. Понятно, что каждый сверчок хвалит свой шесток: руководство «Белсата» цепляется за возможность продлить свое достаточно безбедное существование и приводит какие-то большие цифры. Но мы не видим каких-то серьезных уличных акций в поддержку телеканала. То, что вышли мальчики и девочки и помахали бело-красно-белыми флагами - несерьезно: если бы, к примеру, к польскому посольству пришло 10 тыс. минчан и начало отстаивать необходимость сохранения канала, - другое дело.

- Можно рассматривать заявления о намерении польских властей резко сократить финансирование телеканала как удар по пропагандируемым Евросоюзом принципам свободы слова?

- Евросоюз ни при чем: польское государство приняло суверенное решение создать телеканал, вещающий на пространство соседней страны. С точки зрения международного права, решение слабо понятно (мы же не создаем в Бресте телеканалы, распространяющие антипольский контент), но это их право, как и право на решение обратного характера. Не думаю, что есть смысл для обвинений в отказе от своих ценностей и принципов свободы слова. Огромные деньги всегда выделяются европейскими фондами на разного рода журналистские программы, продвижение свободы слова и т.д.

- Но сейчас заметна общая тенденция тотального сокращения грантовых проектов для белорусских негосударственных СМИ, и история с «Белсатом» вполне вписывается в эту канву. Европейские доноры не довольны общей отдачей?

- Вполне возможно, но здесь могут быть и другие соображения. Надо смотреть, на какие страны больше выделяется финансирование, почему сокращается материальная поддержка отдельных программ в Беларуси. Могу сказать, что, по данным на конец 2014г., Беларусь по линии «Восточного партнерства» получила меньше всех - $41 млн. В то время как, к примеру, азербайджанские правительственные и частные организации освоили порядка $100 млн., а Украина и Молдова - вообще чемпионы: $400 млн. и $250 млн. соответственно.

- Уместны ли параллели между ситуацией с «Белсатом» и произошедшими изменениями в программе им. Калиновского по поддержке студентов, обучающихся в вузах Польши?

- Это разные вещи: программа Калиновского реструктуризирована и оптимизирована в сторону большей эффективности. Раньше это был совершенно конкретный политический инструмент - канал миграции лиц с определенными политическими убеждениями, но это были не самые полезные для Беларуси кадры, никак не участвующие в народном хозяйстве. Теперь речь идет об интеллектуальной миграции, таящей косвенную опасность: программа в новом формате направлена на выпускников вузов преимущественно технических специальностей - поляки буду сами отбирать необходимых специалистов.

- Какой из ресурсов имеет более эффективный инструментарий для промывки мозгов белорусам и, соответственно, таит серьезную опасность для властей - польский «Белсат» или шовинистический пророссийский интернет-портал «Регнум»?

- Во внутриполитическом контексте ни те, ни другие не таят никакой опасности - «Регнум» не имеет большого количества посетителей из Беларуси. Но он опасен в международном плане, поскольку авторы ресурса (задержанная в Беларуси троица) работали на внутрироссийкую аудиторию, где формировали ложный образ Беларуси, - страны, якобы предающей российские интересы и не являющейся никаким союзником. «Регнум» - проект политтехнолога Модеста Колерова, прямых доказательств его связи с Кремлем нет, «Белсат» - де-факто польский гостелеканал, созданный с целью влияния на информпространство соседней страны. Сейчас поляки отказываются от него не потому, что подобрели. Просто конъюнктура сейчас такая, да и проект не эффективен.

Справка «БелГазеты». Александр Шпаковский родился в 1984г. В 2007г. окончил истфак БГПУ по специальности «история и религиоведение», в 2011г. - юрфак БГУ. Координатор гражданской кампании по противодействию незаконному обороту наркотиков «Антимак». Участник команды проекта «Цитадель». Директор Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция».

 



Добавить комментарий
Проверочный код