Понедельник, 11 Декабря 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Как вам решение МОК о недопуске сборной России к Олимпийским Играм в Пхенчхане в 2018г.?
Россия получила по заслугам за крымнаш и Украину
без России - это не Олимпиада
это презрение РФ к правилам и принципам Олимпийского движения
удар по Путину в преддверии президентских выборов
мерзкое политическое решение
Беларусь в знак солидарности должна отказаться от Олимпиады
№51 (1076) 26 декабря 2016г. Общество

Неправильный жулик

03.01.2017, Виктор Федорович

Мошенничество - весьма скользкая статья УК в части доказательств. А потому нет никаких сомнений, что следствие, предъявляя обвинение в мошенничестве бизнесмену Александру Муравьеву, тщательно анализировало всевозможные квалифицирующие признаки сего злодеяния, примеряя их к действиям главного фигуранта. Что называется, семь раз отмерили -
один раз отрезали. А с той ли стороны отмеряли и резали?

Неправильный жулик
По версии следствия, чтобы завладеть чужим имуществом, Александр Муравьёв зачем-то организовал вливание $20 млн. в умирающее «Мотовело»
  Фото: Сергей Гудилин

С этим и другими вопросами вот уже третий месяц разбирается суд Фрунзенского района Минска, где идет процесс по уголовному делу о неудачной попытке иностранного инвестора «стабилизировать финансово-хозяйственную деятельность» ОАО «Мотовело». Иностранного инвестора на скамье подсудимых представляет директор австрийской компании ATEC Investment GmbH 50-летний Александр Муравьев, обвиняемый по трем статьям УК: ч.4 ст.209 (мошенничество), ч.4 ст.210 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями) и ч.2 ст.243 (уклонение от уплаты налогов).

209-ю статью в этом криминальном наборе без преувеличения можно назвать ключевой. Согласно обвинению, Муравьев «с 23 августа 2007г. по 1 февраля 2013г. из корыстных побуждений путем обмана должностных лиц Министерства промышленности и Государственного комитета по имуществу завладел акциями ОАО «Мотовело» в количестве 31 млн. 269 тыс. 538 штук».

Примечательно, что пленум Верховного суда в постановлении N15 от 21 декабря 2001г. «О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества» разъясняет: «Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнить принятое обязательство».

То есть, по выводам следствия, которое проводил КГБ, бизнесмен, взяв на себя определенные обязательства, которые не собирался выполнять, обманул два ведомства, завладел акциями госпредприятия, присвоил их и… Вот здесь и возникает первая непонятка. Что дальше он намеревался делать? В обвинении туманно отмечается: «Распорядился акциями по своему усмотрению». Если бы Муравьев акции перепродал, а деньги осели в каком-нибудь заграничном банке, то и вопросов нет - чистой воды жульничество.

Вторая непонятка. После таких афер дельцы не сиднем сидят, ожидая, когда за ними придут с наручниками, а когти рвут в неизвестном направлении. Александр Муравьев, давно живущий в Австрии, после начала проверок на ОАО «Мотовело» сам прилетел из Вены в Минск разбираться. Но ведь не сдаваться же? Какой-то он неправильный жулик.

ХРОНИКА СДЕЛКИ

По убеждению обвинения, покупатель акций предприятия не выполнил свои финансовые обязательства. Из «не менее $20 млн.» инвестор «не менее $12,7 млн.» обязан был вложить в приобретение оборудования для «Мотовело». Фото tut.by

Если предположить, что бизнесмен действительно мошенник, то он гениальный мошенник, потому как сумел получить одобрение на криминальную схему на самом высшем уровне. Пройдемся по его следам.

Продажа акций ОАО «Мотовело» была одобрена указом президента от 26 июля 2007г. N354 «О некоторых вопросах открытого акционерного общества «Мотовело».

23 августа 2007г. Госкомитет по имуществу и Александр Муравьев от имени компании ATEC Holding GmbH (Австрия) заключили договор N4 купли-продажи акций ОАО «Мотовело». ATEC Holding стала владельцем более чем 31 млн. акций (99,72% уставного фонда общества) по цене Br500 за одну акцию на общую сумму Br15,634769 млрд. По условиям договора, иностранный инвестор обязался сохранить специализацию предприятия по производству мотовелотехники, его торговой марки, а также вложить в развитие общества в 2007-12гг. не менее $20 млн.

22 ноября 2007г. наблюдательный совет ОАО «Мотовело» утверждает бизнес-план развития предприятия на 2007-12гг., в финансовой части которого идет речь о вложении не менее $20 млн., из которых не менее $5 млн. в оборотный капитал и не менее $15 млн. на закупку оборудования. 28 декабря этот документ согласовывают в Минпроме.

30 января 2008г. Минпром и ATEC Holding GmbH заключают инвестиционный договор N1. Австрийский инвестор обязался направить на развитие ОАО «Мотовело» не менее $20 млн.

В январе 2013г. ATEC Holding подготовила отчет о выполнении условий договора N4 от 23 августа 2007г. купли-продажи акций «Мотовело». Продавец - Госкомитет по имуществу - отчет одобрил, и с 1 февраля акции «Мотовело», которые до этого были заблокированы, поступили в полное распоряжение покупателя.

После разблокировки акций, 28 февраля 2013г., ATEC Holding продала свой пакет акций «Мотовело» компании ATEC Investment. Примечательно, что когда в 2007г. подписывался договор N4, Муравьев был директором ATEC Holding, а к 2013г. и по сей день он является директором ATEC Investment.

ВЫВОДЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Обязательства инвестора были согласованы на высшем уровне и зафиксированы документально. Как же они выполнялись? Чтобы ответить на этот вопрос, следствие обратилось к эксперту, который был допрошен в суде.

Из оглашенных в ходе заседания материалов дела стало известно, что судебно-экономическая экспертиза была назначена постановлением следователя 12 ноября 2015г. Экспертизу проводила государственный судебный эксперт Госкомитета судебных экспертиз Ева Гуринович. О себе 66-летняя женщина сообщила, что она окончила нархоз в 1976г., а в экспертной работе с 2010г. Экспертиза была завершена 18 января 2016г. В суде ее зачитала сторона обвинения.

Перед экспертом были поставлены три вопроса: 1) исполнены ли, если исполнены, то надлежащим ли образом, фирмой АТЕС Holding обязательства, предусмотренные по договору N4 купли-продажи акций от 23.08.2007, заключенному между АТЕС Holding и Госкомитетом по имуществу; 2) исполнены ли, если исполнены, то надлежащим ли образом, фирмой АТЕС Holding обязательства, предусмотренные пунктом договора о вложении инвестиций от 30.01.2008, заключенного между АТЕС Holding и Минпромом; 3) произведено ли инвестирование в развитие ОАО «Мотовело» в соответствии с бизнес-планом инвестиционного проекта развития ОАО «Мотовело» на 2007-12гг., на основании которого в соответствии с договором купли-продажи акций заключен договор о вложении инвестиций.

По первому вопросу. Обязательства выполнены.

По второму. Инвестор обязался в 2007-12гг. вложить в развитие «Мотовело» не менее $20 млн. Общая сумма произведенных АТЕС Holding инвестиций в виде вклада в уставный фонд «Мотовело» и путем приобретения акций общества составила $20,111 млн.. В том числе в 2008г. - $10,410 млн., в 2012г. - $9,701 млн.

Вместо запланированных бизнес-планом в 2009г. и 2010г. внесения по $5 млн. фирмой АТЕС Holding осуществлены инвестиции только в октябре и декабре 2012г. Тем самым фирмой АТЕС Holding не соблюдены предусмотренные бизнес-планом сроки внесения в развитие ОАО «Мотовело» инвестиций.

По третьему вопросу. В результате проведенного исследования установлено, что условия договора не выполнены. Вложенные инвестиции на сумму $20,111 млн. в виде вклада в уставный фонд «Мотовело» не были направлены на приобретение производственного оборудования, предусмотренного бизнес-планом и детализацией бизнес-плана на сумму $12,711 млн. Предоставленными документами не подтверждено расходование на «Мотовело» заявленных в детализации финансовых показателей бизнес-плана инвестиционных затрат в сумме $12,711 млн. на приобретение 25 видов производственного оборудования.

Очевидно, что выводы эксперта нашли отражение в выводах следствия. По убеждению обвинения, покупатель акций не выполнил свои финансовые обязательства. Из «не менее $20 млн.» инвестор «не менее $12,7 млн.» обязан был вложить в приобретение оборудования для «Мотовело». Чего не сделал, потратив на перевооружение станочного парка всего чуть более $2 млн., остальные средства использовал на «иные, не предусмотренные бизнес-планом нужды».

Со стороны не очень понятно, какая связь между обвинением в мошенничестве и невыполнением обязательств по инвестиционному договору. Правда, сам Александр Муравьев в ходе процесса не раз обращал внимание на то, что судят его за невыполнение бизнес-плана. А бизнес-план в этой истории словно камень преткновения.

Поэтому обвиняемый не упустил случая и буквально забросал эксперта Еву Гуринович вопросами на эту тему. Эксперт в свою очередь давала ответы исключительно по трем вопросам, которыми ее озадачил следователь. Зачастую Муравьев в ответ слышал не то, что хотел.

Муравьев: - Что было раньше - договор о вложении инвестиций или бизнес-план?

Эксперт: - Еще раз говорю, меня это не интересует и не волнует. Рассмотреть - рассмотрела, исследовать - исследовала. Так были поставлены вопросы.

Другие варианты ответов эксперта на вопросы обвиняемого: «Мне такой вопрос не ставился», «Если вопрос не ставился, то я это не исследовала».

Кстати, эксперт абсолютно права. Исследование проводилось исключительно в рамках тех вопросов, которые интересовали следователя. Итоговые же выводы сделает суд.

В то же время судебно-экономическая экспертиза подтвердила, что иностранный инвестор вложил в ОАО «Мотовело» более $20 млн. Более того, документально подтверждено, что эти деньги не были похищены мошенническим или другим способом.

В заключении отмечается, что $20,111 млн. были «израсходованы на погашение займов по кредитным договорам самому инвестору, на погашение бюджетного займа, на текущую деятельность ОАО «Мотовело», покупку материалов, товарно-материальных ценностей, оплату услуг, выплаты заработной платы, уплаты налогов».

Криминологи, определяя психологию мошенника, отмечают, что он «всегда сознает, что совершает обман, и желает обмануть потерпевшего. В то же время он предвидит, что результатом обмана будет переход к нему чужого имущества, и желает этого». В случае с обвинением в мошенничестве бизнесмена Муравьева явно присутствует некая доселе неизвестная в уголовном праве поведенческая модель. Чтобы завладеть чужим имуществом, бизнесмен зачем-то организовал вливание $20 млн. в умирающее предприятие.

Добавить комментарий
Проверочный код