Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№51 (1076) 26 декабря 2016г. Экономика

Високосная напасть

05.01.2017

Год фуфелозников и длиннопалых раков

Подходит к концу 2016г. Второй год рецессии. Судя по внешним и внутренним показаниям, не последний. Ученые с цифрами в руках убеждали вовремя принять адекватные меры. Верующая в мистику VIP-номенклатура спокойно отвечала: «Так год же високосный. Вот закончится он - и пойдет экономика в рост». Тем более что правительство назвало новые локомотивы роста - улитки, лягушки и раки. Глава государства плыл по инерции в этом мистическо-номенклатурном потоке тревожных новостей о росте долгов, неплатежей и коррупционных сделок. Нервничал, призывал всех действовать, как на войне, но никаких принципиально новых решений, в т.ч. кадровых, не принимал. Старый конь, привычная борозда, хронические болячки - и неизменный расчет на удачу, Россию и Китай. Да еще на МВФ, но тот подкачал, кредит задержал. В общем 2016г. оставляет горький осадок для государства, бизнеса и общества. Недовольных и бедных все больше, пессимизм зашкаливает, а чиновникам приказано начать новый этап президентского правления - обновления.

Об этом в свежих «Экономических диалогах» рассуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК, руководитель белорусско-польского делового портала polbel.biz Алексей КОЛБ и руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО.

МОТЫЛЬ ОТ ИВАНЫЧА

Ярослав Романчук: - Подходит к концу 2016г. Люди подводят итоги, сравнивают с предыдущими. Провел небольшой соцпрос в соцсетях. Из почти 300 человек 2016г. назвали годом реализации новых возможностей менее 10% респондентов. Для почти 45% уходящий год стал годом отчаяния и приближения к бедности. Каким он был для страны, с вашей точки зрения? Годом потерянных надежд и упущенных возможностей или, наоборот, годом реализации новых возможностей? Годом проедания сбережений или годом затягивания поясов? Почему так много людей констатируют отчаяние?

Леонид Заико: - Это год потерянных надежд, которых и быть-то в принципе не должно.

Романчук: - Оставь надежду, всяк сюда, т.е. в кризисную Беларусь, входящий?

Заико: - Да, в Беларуси надежда - это дешевый билет на самолет Вильнюс - Париж.

Романчук: - Да на электричку Гродно - Белосток, куда народ ездит на шопинг.

Заико: - Белорусы пока еще не понимают, что происходит. Девять с лишним миллионов понуро идут, ведомые двумя красноармейцами.

Алексей Колб: - Я считаю, что это был год избегания принятия решений - те, кто должен был их принимать, этого не делали.

Романчук: - В этом году власти наконец-то признали факт кризиса, но что они сделали для его преодоления? Как бы вы оценили качество госуправления, например, в кадровой политике, которая проводилась в 2016г.?

Заико: - Даже абитуриент скажет, что в Беларуси руководство пенсионеров. У нас пенсионера А меняют на предпенсионера Б. А что могут делать пенсионеры, что от них можно ожидать? К тому же вся кадровая работа построена по принципу сейфа, в котором лежит компромат на каждого избранного во власть. Вот они и исполняют приказы и задания президента, делают все ради того, чтобы компромат не был вытащен из сейфа. О какой кадровой политике можно говорить?..

Колб: - В 2016г. в кадровой политике государства было одно знаковое событие - за весь год Петр Прокопович не получил никакого нового назначения. Это небывалый прорыв.

Романчук: - Ожидалось, что в 2016г. чиновники станут носителями новых идей и предложений. Квинтэссенцией чиновничьего творчества, креативности стало высказывание на минувшей неделе, скажем так, кадра со стажем вице-премьера Михаила Русого, который выразил уверенность, что в Беларуси не стоит оставлять без внимания промышленное разведение и продажу экзотических товаров: «Виноградная улитка, длиннопалый рак, мотыль, зеленая лягушка имеют высокий экспортный потенциал». Это говорит о том, что в белорусской системе корпоративного управления сохраняется желание решать за бизнес, что ему выгодно, а что нет.

Заико: - Не стреляйте в пианиста - он играет как умеет. Что вы хотите от чиновников, которые сначала в школе играют в волейбол, потом в институте - строительном или сельскохозяйственном?

КАНАЛИЗАЦИЯ И ВОДОКАНАЛ РУЛЯТ

Романчук: - Как вы оцениваете качество управления корпорацией ЗАО «Беларусь» Александром Лукашенко? Ведь он у нас главком, главный имиджмейкер и дисижнмейкер.

Заико: - У одного известного писателя есть роман, в котором описан правитель, все руководство страной которого сводилось к раздаче медалей и орденов подчиненным.

Романчук: - Примерно так же вел себя губернатор Гонконга. При доле госрасходов менее 15% ВВП Гонконг стал экономическим чудом.

Заико: - В Беларуси же лучшим методом руководства является агротехнический - «посадка». Как, например, летняя посадка Юрия Чижа.

Романчук: - К концу года «посадки» зачастили.

Заико: - Наверху что-то перепутали - сажать лучше в мае-апреле.

Романчук: - Сажают поздний чеснок. Но достиг ли президент поставленной цели таким жестким, военным стилем управления?

Колб: - Президент создал систему, при которой чиновники беззастенчиво пилят бюджет, предлагая выращивать то африканских сомов, то длиннопалых раков. Если в Гонконге раздают медали, то у нас - бюджетные деньги. На африканских сомах Беларусь уже озолотилась, теперь очередь за раками.

Последние лет десять в правительстве носятся с термином «крепкий хозяйственник» - мол, назначать надо не умного и компетентного, а крепкого хозяйственника. Но чего стоит история назначения бывшего мэра Ладутько директором «Мотовело». Этот псевдохозяйственник походил, посмотрел, понюхал, посчитал и сказал: дайте $50 млн. бюджетных денег - мы постараемся сделать хороший белорусский велосипед. Не получилось. Ну и что… Крепкий хозяйственник - это огромный, но уже больной дуб, под которым пасутся сонмы свиней, пожирающих бюджетные желуди. Хочется, чтобы в следующем году термин «крепкий хозяйственник» стал ругательным: ах, так ты  - крепкий хозяйственник? Никаких безвозвратных кредитов тебе не будет!

Романчук: - Для белорусской системы управления крепкий хозяйственник - мем, поразивший все. Именно они разрушили спрос на экономическую теорию и настоящую науку, разрушили спрос на профессиональных менеджеров. Крепкий хозяйственник во имя выделенных им же точек роста оприходует деньги налогоплательщиков.

Заико: - В СССР советская элита делилась на три группы. В первую входили партработники, работавшие в райкомах партии и выше, - так называемый партактив. Если же кто-то проштрафился, или жена еврейка, или любовница в наличии была, то из первой группы вылетал и попадал в класс хозяйственного руководителя, т.е. считался как бы вторым сортом, секонд-хендом. Ну а третий класс назывался кладбищем партработников - это те, кто занимался профсоюзной работой. Думаю, надо эту классификацию восстановить и писать на вывесках, например, так: Администрация (партактив), Совмин (хозактив).

Колб: - А если в скобках написано «профсоюзный деятель» - это уже черная метка.

Романчук: - Я внимательно проанализировал назначения 2016г., нынешних топ-руководите­лей. Примерно 35% больших начальников на уровне государства имеют отношение к водоканалу и ЖКХ. Что за мистика… Может, в этом секторе действует некий законспирированный клан? На Западе каменщики, т.е. масоны, а у нас работники водоканала и канализации. Все думали, что АПК и силовики - вот два мощнейших лобби в Беларуси, а оказалось…

Заико: - Не поскуплюсь на эпитеты: назначать водяных - гениальное решение Лукашенко. Правильно делает, потому что чистая вода - это и есть XXIв.

Романчук: - Может, он просто начитался докладов ООН, что сама большая проблема в мире - доступ к чистой воде. Правда, спутал Африку, Азию и Латинскую Америку с Беларусью - у нас чистой воды предостаточно.

Колб: - А может, закончились все национальные программы по мелиорации полесских болот, а куда девать специалистов? Вот и решили - в правительство.

ХАЛЯВЕ КОНЕЦ

Романчук: - Кругом сплошной негатив: углубление кризиса, рост внешних долгов, проблемы в российско-белорусских отношениях, молочные войны, токсичные капиталы в банках, рост напряжения на рынке труда, эмиграция. Хоть какой-то позитив можно раскопать в 2016г.?

Заико: - Позитивом я считаю проведенную деноминацию, в результате которой появился белорусский рубль, - деньги, которые могут стать основой для сбалансирования различных кластеров экономики. Но на этом нельзя останавливаться, это только начало.

Колб: - Есть позитив для бизнеса. На госзаводах, которые либо ничего не производят, либо производят, но ничего не продают, наконец-то закончилась необоснованная зарплата в $500. И наемные работники стали более трезво оценивать свою значимость на рынке труда. Раньше многие бизнесмены жаловались, что от них уходят сотрудники, потому что на госзаводах даже только что окончившему колледж пацану платят зарплату $500 и выше. Теперь столько никто не платит. Сегодня потихоньку, кособоко, но начинает формироваться рынок труда. Правда, пугают последние заявления президента, что кровь из носу, но надо обеспечить всем зарплату в $500. Люди снова начнут оценивать себя не менее чем на $500. Но что они делают на них?

Заико: - Еще в начале 2000-х гг. я писал, что белорус не может стоить более $350-370.

Романчук: - Зарплата в $500 - наш новый бенчмарк. Но есть тенденция: как только власти за что-то берутся, жди прямо противоположного эффекта.

НЕ БЕЙТЕ ШТАНГИСТА

Романчук: - В 2016г. президент приказал жить по средствам и экономить, особенно валюту. Но нам не удается ужать себя даже по самым критически важным позициям, жить без валютного наркотика и тем более не удается. Внешний долг госсектора к ВВП вырос с 41% до 46,7% по состоянию на 1 ноября 2016г.

Заико: - Потому что правительству не надо вмешиваться. Надо закрыть Минэкономики, Минжилкомхоз, Комитет по науке, а всех сотрудников Академии наук отправить в кругосветное плавание. Еще можно и надо отдать 118 км кв. земли белорусскому бизнесу. Ведь для этого не нужны бюджетные деньги, а только указ президента.

Романчук: - А то китайцам, сербам и арабам даем, а нашим бизнесменам нет. Но это не было сделано. Наоборот, в 2016г. красной нитью шла ставка на ужесточение наказания для бизнеса за различные нарушения, неважно, мелкие или крупные. Бизнес-сообщество говорит, что наказание должно быть пропорционально нарушениям, которые предприниматели иногда допускают в бухучете или при сдаче статотчетности, уплате экологического налога. А министр по налогам и сборам говорит, что нужно увеличить штрафы за неуплату налогов. Вот появилось предложение о введении уголовного наказания за уничтожение документов. Нет документов - значит, уничтожил. Другие версии не принимаются.

Колб: - Чем больше правительство будет ужесточать условия ведения бизнеса в Беларуси, чем больше штрафы, тем сильнее у бизнеса будет соблазн вывести его из страны: зачем платить огромные налоги и штрафы здесь, когда можно открыть свой бизнес в другой стране? Если раньше это касалось только IT-бизнеса, то сейчас и производство можно открыть за границей: покупаешь производственную линию и открываешь бизнес в Друскининкае, Даугавпилсе или Каунасе. Все, работай. Тебе нужны только сторож, бухгалтер и пару рабочих. Нанять 2-3 человек можно себе позволить.

Правительство не понимает, что не надо с бизнеса собирать больше денег, чтобы затем отдать их в виде безвозвратных кредитов ­агросектору и мертвым белорусским промышленным монстрам ради поддержания, так сказать, тела в мавзолее.

Правительство должно создавать условия, чтобы местные бизнесмены не убегали, а иностранные инвесторы задумывались об открытии в Беларуси новых производств.

Романчук: - Почему президент не видит взаимосвязи между количеством творческих, предприимчивых и инициативных людей, способных генерировать добавленную стоимость, и количеством штрафов, наказаний и способов изъятия имущества у бизнеса?

Колб: - Представим, что бизнесмен - это спортсмен, например штангист. В нормальной экономике правительство, как тренер, обеспечило бы спортсмену нормальное питание, наняло массажиста из Поднебесной, обеспечило спокойный 8-часовой сон для восстановления. У нас же тренер берет дрын потяжелее и начинает лупить штангиста, который и так уже лег под грузом штанги: а ну, давай, поднимай еще больший вес.

Романчук: - Кредиты, выполнение валовых показателей, программы по выращиванию африканских сомов, винных улиток или длиннопалых раков, которые якобы должны вытянуть наш экспорт, - это анаболики, которые правительство вбрасывает в экономику, чтобы продержаться год - как говорится, ночь простоять да день продержаться. Отчитаются, а потом - новые люди и новые задачи.

ГАДАНИЕ НА КОФЕЙНОЙ ГУЩЕ

Романчук: - Посмотрим на итоги социальной политики правительства. В этом году было принято решение о повышении пенсионного возраста и пересмотрены формулы расчета пенсий. Теперь для расчета размера пенсии надо учитывать 20 лет стажа, а это означает уменьшение пенсий на 15-20%. Рынок труда. Жуткий налог на тунеядцев так и остался. Каким же сценарием руководствовалось правительство в этом году?

Колб: - Сценарий прост: сохранить себя в кресле и свой доход. А что будет со страной - неважно.

Романчук: - И с этой задачей оно справилось отлично.

Романчук: - Итоги внешнеэкономической деятельности Беларуси в 2016г. Вроде нашу страну посещают министры иностранных дел разных государств, и с Польшей начинаем дружить, с Литвой строим новый пограничный переход. Но вот с Россией в этом году как-то не задалось. Ни один из фундаментально важных для белорусской модели вопросов не решен: газ, нефть, молоко, доступ на российский рынок. Нам даже кредиты перестали давать. Плюс провал ЕАЭС. Даже Александр Лукашенко сказал, зачем нам такой ЕАЭС и такая интеграция, если это сопряжено с падением товарооборота и кризисом.

Заико: - У меня как-то была встреча с одним европейским политиком, который, в отличие от других полисимейкеров, относится позитивно к интеграции Беларуси с Россией. Он говорит, что ЕС будет подталкивать Беларусь к политическим реформам, а Россия - к экономическим. То есть модель была выбрана правильно, а то, что ЕАЭС не работает, - это вина наших фуфелозников, которые не могут интегрироваться в конкурентную среду. Да, она жесткая, русская, но уже не бандитская - сегодня нужно уметь конкурировать ценой и качеством. А наши ребята в правительстве засиделись и угорели в бензиновых парах. Надо начинать работать головами и руками.

Колб: - У России сложные времена, поэтому она стала больше думать и считать при выделении братской помощи.

Это послужит на пользу белорусской экономике: когда пропадут совершенно неадекватные доходы от «серого» нефтехимического бизнеса, правительство начнет больше внимания уделять национальному бизнесу, ориентированному на экспорт.

Романчук: - Знаете, что ответили в белорусском правительстве на вопрос: «Почему такие проблемы?» Они сказали: так високосный год же. Погадали на кофейной гуще и сказали: закончится високосный год - станет лучше. Вот такой простой вывод - и никаких тебе теорий, научных обоснований.

Вера в чудо побеждает любые научные знания.

Добавить комментарий
Проверочный код