Воскресенье, 26 Февраля 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Продолжатся ли в стране «Марши рассерженных белорусов»?
президент отменит декрет N3 и снимет напряжение в обществе
марши захватят новые города
марши «тунеядцев» перерастут в регулярные уличные протесты
граждане заплатят налог и успокоятся
размер налога на «тунеядцев» увеличат до 50 б.в.
№50 (1075) 19 декабря 2016г. Последнее слово

А у вас были громкие дела?

25.12.2016

АНДРЕЙ ПАНЬКОВ*: «ОТЕЦ И СЫН ПО СГОВОРУ МЕЖДУ СОБОЙ ПОХИЩАЛИ СТРОЙМАТЕРИАЛЫ»

- В Московском районе в этом году основные усилия прокуратуры и остальных субъектов профилактики были сфокусированы на двух основных направлениях: профилактирование преступлений и правонарушений в районе, а также, поскольку прокуратура является координирующим органом по борьбе с коррупцией, выявление коррупционных преступлений и правонарушений. В вопросах профилактики основные усилия были сосредоточены на выявлении случаев пьянства, наркомании и правонарушений, совершаемых на их почве. Количество выявленных нарушений выросло более чем на 8% по сравнению с прошлым годом, на данный момент составляет порядка 6,5 тыс. случаев.

- Борьба с нарушителями антиалкогольного законодательства - принципиальная позиция прокуратуры. Такой подход в этому году позволил на 10% снизить количество преступлений, связанных с умышленным лишением жизни другого человека, и на 3% - причинение тяжких телесных повреждений. Более чем в 2 раза уменьшилось количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Также в текущем году гражданам, нарушившим нормы закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», вынесено 1863 официальных предупреждения - в 1,5 раза больше, чем в прошлом году. Результатом проведенных мероприятий также стало увеличение в 2,5 раза граждан, состоящих на профучетах (с 236 случаев до 660) - это позволяет более масштабно осуществлять индивидуально профилактическую работу с лицами, состоящими в группе риска. Кроме того, в 1,5 раза на территории района уменьшилось количество разбойных нападений, на треть снизились совершаемые грабежи, на 4% стало меньше преступлений, совершенных ранее судимыми лицами.

В рамках проведения работы по борьбе с коррупцией прокуратура возбудила уголовное дело в отношении должностных лиц одного из строительных предприятий на территории района. Отец, возглавляющий головную организацию, и сын, руководивший филиалом предприятия, по сговору между собой путем злоупотребления служебными полномочиями как должностные лица похищали стройматериалы, предназначенные для объектов, где они выступали подрядчиками. Стройматериалы направлялись на строительство дачи для сына. В итоге причиненный государству ущерб составил порядка Br11 млн. до деноминации. В настоящий момент в отношении отца предварительное расследование окончено, дело поступило в прокуратуру района, однако последний обратился в администрацию президента c ходатайством о помиловании - ждем решения. В отношении сына предварительное расследование продолжается, поскольку в его ходе следователем были выделены дополнительные эпизоды.

Кроме того, плановые проверки показали, что в госорганизациях продолжают выявляться правонарушения, связанные с коррупционными проявлениями. Наиболее характерные случаи - использование служебного автотранспорта в личных целях в нерабочее время; нарушения при ведении табеля учета рабочего времени. Например, начинаем проводить проверку, выясняется, что должностные лица в рабочее время выезжают за пределы страны и этот факт никак документально не оформляется: нет ни отгулов, ни приказов о командировках. Мы реагируем на данные факты: виновные лица привлекаются к дисциплинарной ответственности, также требуем возмещения государству сумм выплаченных зарплат.

Еще одно направление - вопросы закупки товаров за счет бюджетных средств. Как правило, нарушения проявляются в том, что не соблюдается установленная законом процедура закупок: конкурсы не проводятся, товары закупаются из одного источника. На данный момент к административной ответственности привлечены члены конкурсной комиссии одного из предприятий, руководитель которого нарушил законодательство при закупке служебного автотранспорта.

Проверки также показали, что не все субъекты хозяйствования знакомы с изменениями в законодательных актах. В частности, в 2016г. мы выявляли факты нарушения ст.22 закона «О борьбе с коррупцией». Внесенные законодателем изменения выражаются в том, что назначение на должность лиц, уволенных с предыдущего места работы по дискредитирующим обстоятельствам, в течение 5 лет после увольнения должно согласовываться с председателями районных администраций при наличии характеристики с предыдущих мест работы. В ином случае лица, уволенные на основании декрета N5 («Об усилении требований к руководящим работникам организаций»), к дальнейшей службе не допускаются. Так, был создан банк данных таких лиц, и руководители предприятий обязаны были при трудоустройстве проверять кандидатов на отсутствие в этих списках. Тем не менее бывший руководитель структурного подразделения ОАО «Нафтан», в 2015г. уволенный по дискредитирующим основаниям, в этом году трудоустроился в функционирующее на территории нашего района ОАО «Белхим» начальником специализированного хозрасчетного управления. При проведении проверки мы затребовали документы, на каком основании он был принят на должность, была ли соблюдена процедура, позволяющая назначать таких лиц в порядке исключения. И на момент истребования документов до нас дошла информация, что данное лицо в срочном порядке отстранено от занимаемой должности. Чтобы подобных прецедентов было меньше, руководству субъектов хозяйствования во избежание неприятных последствий необходимо пристально следить за изменениями в законодательстве, в частности, в законодательных актах по борьбе с коррупцией.

* прокурор Московского района Минска

АЛЕКСАНДР ПЫЛЬЧЕНКО*: «ВМЕСТО РЕАЛИЗАЦИИ ЗАЛОЖЕННОГО ПОТЕНЦИАЛА - 17 ТОМОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА»

- В этом году я вплотную занимался уголовным делом, возбужденным в отношении экс-руководителя ОАО «Могилевсоюзпечать» Александра Чечоры. С одной стороны, дело резонансным трудно назвать - там нет миллиардных сумм хищений, каких-то неожиданных поворотов, но с другой стороны, у меня, как у представителя защиты, есть масса вопросов по тому, как велся весь процесс на стадии досудебного следствия. Например, нас, защитников и обвиняемого, ограничили в сроках ознакомления с уголовным делом. При объеме в 17 томов, запрете на копирование и фотографирование, было предоставлено 10 дней, после чего заявлено об окончании срока ознакомления - хотя законом срок предусмотрен до месяца. Мы указали об этом нарушении наших прав, но безрезультатно. 7 томов остались не изученными. Ознакомились с ними уже в суде - спустя полгода. Вообще эта проблема должна быть разрешена на законодательном уровне, иначе необъективных и сумасбродных, если хотите, решений не избежать.

Наиболее тяжким эпизодом обвинения является взятка в виде охотничьего ружья, которую Чечора якобы получил от местного предпринимателя за то, что согласился передвинуть на 1,7 м ларек «Могилевсоюзпечати» и тем самым дал возможность построить на этом месте бар. Мой подзащитный пытался объяснить следствию, что покупка ружья никакого отношения к перемещению киоска не имеет, предъявлял чек, который приобщен к материалам дела. В суде свидетели говорили, что предприниматель якобы просил выписать товарный чек по просьбе Чечоры. Но ни следствие, ни прокуратура не учитывают, что по закону - это основной документ, подтверждающий факт покупки. По этому эпизоду за те полгода - от окончания следствия и до суда - уже был осужден предприниматель-взяткодатель. Когда его судили - он в итоге получил наказание в виде 4 лет ограничения свободы, - мой подзащитный находился не в командировке, не в отпуске в жарких странах, а в СИЗО. Чечору привезли в суд, он согласен был давать показания, но просил ознакомиться с делом в этой части обвинения, к тому же задал резонный вопрос: в статусе кого его туда привезли. В итоге суд его не допрашивал, поскольку Чечора написал заявление о том, что не ознакомлен с материалами дела и поэтому не может что-либо пояснить.

Вызывает горькую улыбку эпизод, согласно которому его обвиняют в хищении Br285 млн., якобы взятыми им из кассы. Да, обвиняемый отчасти тоже виноват, что в кассе творился бардак: когда банки отменили лимит на сумму, находящуюся в кассе, предприятие само должно было этот лимит установить, но этого не сделало. Касса организации превратилась в кассу взаимопомощи. При увольнении Чечоры появляются за его подписью 2 расчетно-кассовых ордера неустановленного образца: один на сумму Br2,7 млн. (здесь и далее речь идет о суммах в неденоминированных рублях. - «БелГазета»), второй - Br285 млн. Как пояснил Чечора, последняя сумма идентична сумме, которая ему причиталась по контракту в связи с увольнением. Самое интересное, что Чечора первым возмутился этой ситуации: на первом чеке свою подпись признал (он эту сумму брал в кассе, чтобы вернуть с зарплаты), но был уверен, что на втором чеке подпись поддельная. Не может же человек в трезвом уме и здравой памяти подписать чек, а потом об этом забыть. Чечора сам инициировал проверку, отнес чек оперативным сотрудникам, написал заявление, что там не его подпись. Первое исследование эксперта подтвердило, что подпись директору не принадлежит, но затем было установлено, что сумму прописью написала кассир, цифры были проставлены непонятно кем, а подпись на чеке принадлежит Чечоре.

После того, как была начата проверка, мы написали ходатайство о проведении ревизии, которую никто не проводил. Но все же впоследствии кассир, главный бухгалтер и его заместитель были осуждены: каждому было предъявлено обвинение в хищении на сумму больше Br200 млн. Очевидно, что Чечору подставили, но следствие не стало разбираться в нюансах: есть чек, есть подпись - этого оказалось достаточно. Со слов кассира, Br285 млн. Чечора не брал одной суммой. Было много ордеров, которые он забрал себе, а  потом вместо них выписал один на 285 млн. Но логично было бы спросить, откуда взялось два чека, почему кассир не отдала чек на Br2,7 млн. вместе с другими? Неужели Чечора в одном не мог сразу прописать сумму в Br287 млн.? И если бы Чечора брал, но не собирался возвращать деньги, то зачем он вообще выписал ордер на 285 млн.?

Хватает в деле и других странных эпизодов. Например, Чечора, обладающий хорошими связями, попросил устроить на работу в страховую компанию невестку - это квалифицируется как вымогательство взятки. Это какое-то новое понимание термина «взятка». Невестку обвиняемого приняли на имеющуюся вакансию, она честно отработала на этом месте около двух лет: оформляла документы, у нее было 190 клиентов, но все заработанные ею деньги посчитали… взяткой Чечоре. Причем посчитали, что увеличение процента вознаграждения по сделкам, которое невестке обвиняемого установили, как и другим сотрудникам страховой организации, - это отдельный эпизод. Злоупотребление полномочиями, в чем также обвиняют Чечору, по версии следствия, заключалось в том, что он якобы меньше платил за аренду помещения, чем полагалось. Но законодательно прописано, что тот, кто торгует книжной продукцией, связанной с наукой и культурой, в объеме более 50% (от всей книжной продукции), имеет право на льготу по аренде. Следствие же высчитывало эти проценты из общего объема товарооборота, хотя очевидно, что в киосках будут торговать и другими товарами. Есть в деле эпизод и по хранению боеприпасов. У моего подзащитного нашли коробку патронов: он - член спортивного общества, и считал, что это были патроны для спортивного пистолета. Они очень похожи на боевые. Даже милиционеры в суде не могли объяснить, в чем заключаются отличия. Он эти патроны, которые хранил в сейфе, в свое время приобретал у того же человека, у которого покупал спортивный пистолет.

В общей сложности Чечоре вменяют 9 эпизодов, он признал вину только в хищении командировочных расходов, при этом пояснив, что командировки в Минск оформлялись, как правило, на два дня, а в Могилев он обычно возвращался в тот же день, часто поздно вечером либо ночью. За 5 лет похищенная сумма составила меньше $250 - затраты на расследование этого эпизода наверняка обошлись государству в большую сумму. Производство по этому эпизоду обвинения могли прекратить на стадии предварительного расследования по амнистии, но дело, однако, направили в суд. В итоге человек, который мог принести государству пользу, находится за решеткой. Когда я знакомился с делом, просматривал показатели «Могилевсоюзпечати», которую Чечора с первых лет руководства по показателям вывел на второе место после Минска, а по темпам роста, возможно, даже был в лидерах. Это сильный от природы предприниматель, но вместо реализации заложенного потенциала - 17 томов уголовного дела…

* адвокат, осуществляющий адвокатскую деятельность индивидуально

ЮРИЙ КОРОЛЬ*: «ОПРОВЕРГНУТЬ ВЫВОДЫ НАЛОГОВЫХ И ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ СЛОЖНО, НО МОЖНО»

-В отношении моей подзащитной, жительницы Минской области, прекращено уголовное дело по ч.4 ст.209 УК (мошенничество в особо крупном размере, санкция - до 10 лишения свободы) за отсутствием в ее действиях состава преступления. Женщина занималась бизнесом, владела магазином, привлекала инвестиции в свое дело, но не рассчитала возможности и попала в «долговую ловушку». Следствию были предоставлены исчерпывающие первичные и аналитические документы, другие сведения, позволившие доказать, что преступления не было, а имели место гражданско-правовые отношения между ней и кредиторами.

В отношении еще одной моей подзащитной, руководителя УКС одного из районов Гродненской области, прекращено уголовное дело по ч.3 ст.426 УК (превышение власти или служебных полномочий, санкция - до 10 лишения свободы) за отсутствием в ее действиях состава преступления. Путем предоставления документов, заявления ходатайств, проведения экспертиз удалось установить, что моя подзащитная не причиняла ущерб возглавляемому ей предприятию.

В бизнес-среде бытует мнение о том, что бороться с проверками таможни и налоговой в Беларуси практически нереально. По моему мнению, опровергнуть выводы налоговых и таможенных  органов сложно, но можно - это было доказано на практике. Так, в двух случаях судами рассмотрены дела по ч.1 и ч.3 ст. 14.5 КоАП (недекларирование либо недостоверное декларирование товаров). В первом случае перевозчику назначен штраф в размере 10 БВ, таможней принято решение о возврате его владельцу груза стоимостью более 89 тыс. евро. Во втором случае дело об административном правонарушении прекращено за малозначительностью, постановлено вернуть владельцу груз стоимостью свыше 55 тыс. евро.

Еще по одному делу, которым я занимался, на основании поданных мотивированных возражений по акту проверки одного из предприятий Минской области налоговая инспекция уменьшила более чем на Br1,6 млрд. (неденоминированных) сумму доначисленных к взысканию с предприятия налогов и финансовых санкций.

Все три описанных случая объединяет одно: была проведена скрупулезная работа с документами, истребовались сведения, заявлялись ходатайства, опрашивались все имеющие отношение лица. В результате та картина нарушений, которая изначально указывалась в документах таможенных и налоговых органов, кардинально менялась, устанавливалась объективная истина.

* адвокат Минской городской коллегии адвокатов

ЕВГЕНИЙ МАСЛОВ*: «ПОТЕРПЕВШИЙ НАСТАИВАЛ,  ЧТО ОБИДЧИК НАНЁС ПОВРЕЖДЕНИЯ НОЖОМ»

-В этом году я стал участником затяжного судебного процесса по уголовному делу, хотя изначально развитие событий никак не подразумевало такого продолжения. Все началось с банальной драки. В Бресте у гражданина России Н. произошел конфликт с гражданином Б., в результате которого Б. были причинены легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья. При доставлении потерпевшего в учреждение здравоохранения у Б. был обнаружен порез на левой щеке. В последующем на допросах потерпевший настаивал, что Н. нанес телесные повреждения ножом.

С момента первого допроса подозреваемый Н. давал четкие, последовательные и непротиворечивые показания. Он пояснял, что потерпевший Б., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, на почве ревности к стоящей рядом девушке решил «разобраться» и первым нанес акцентированный удар ему в голову. Мой подзащитный, желая прекратить потасовку, достал нож, находившийся в закрытом положении. Угроза закрытого ножа не остановила нападавшего, в итоге прохожие разняли дерущихся и вызвали милицию. У Н. при поступлении в изолятор временного содержания были зафиксированы телесные повреждения (ссадины и синяки на теле и лице), однако судебная медицинская экспертиза для определения тяжести телесных повреждений была назначена спустя три недели после задержания гражданина России.

Казалось бы, рядовой конфликт, случившийся на почве личных неприязненных отношений, но он был квалифицирован следствием по статье «Хулиганство». И потерпевший, и обвиняемый не имели претензий друг к другу уже через неделю после случившихся событий. Но по окончании предварительного расследования действия Н. были квалифицированы по ч.3 ст.339 УК (особо злостное хулиганство, с применением оружия - ножа) и ст.153 УК (умышленное причинение легких телесных повреждений, повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья). Получается, за одни и те же действия по нанесению телесных повреждений Н. должен был отвечать по двум статьям Уголовного кодекса. Данная позиция следствия противоречила базовому принципу уголовного закона: никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Ходатайство защиты следователю о необходимости прекращения производства по статье «Хулиганство» было оставлено без удовлетворения, как и последующая жалоба в прокуратуру. Мы придерживались своей позиции, исходя из следующего: во-первых, признак применения оружия возможен лишь в случае наличия у виновного умысла на причинение вреда с его помощью. Прямого использования или попытки использования поражающих свойств ножа не было: он оставался в закрытом положении, а царапина на лице потерпевшего могла образоваться в результате падения на землю и последующей борьбы в партере.

Во-вторых, у обвиняемого был повод дать сдачи, поскольку инициатором драки являлся потерпевший. В-третьих, никакого проявления неуважения к обществу со стороны Н. не было: он не желал показать свое физическое превосходство, а также унизить или подавить потерпевшего, надругаться над его интересами или интересами общества. В-четвертых, мы ссылались на п.16 постановления пленума Верховного суда по делам о хулиганстве, согласно которому причинение легких повреждений, если они были вызваны личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших, не могут быть квалифицированы как хулиганство. Но при условии, что они не были сопряжены с заведомым для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражением явного неуважения к обществу.

Суд Ленинского района Бреста оправдал Н. по ст.153 УК, но признал виновным по ч.3 ст.339 УК. С учетом того, что обвиняемый является гражданином РФ, ему могло быть назначено наказание только в виде лишения свободы, которое составило 3 года - нижний предел наказания за это преступление. При апелляционном рассмотрении жалобы Брестский облсуд согласился с доводами защиты и вынес оправдательный приговор. Но это не было окончанием истории. По идее оправданный подлежал немедленному освобождению, но он даже не присутствовал в зале суда, поскольку находился в СИЗО, где дожидался поступления уведомления о вступлении приговора в законную силу. К большому удивлению стороны защиты Н. так и не был отпущен из изолятора, поскольку прокуратура выразила намерение внести протест по делу.

Спустя месяц президиум Брестского облсуда рассмотрел прокурорский протест и принял решение отправить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Далее судом Ленинского района  Бреста в рамках нового рассмотрения был постановлен обвинительный приговор по ч.3 ст.339 УК с назначением наказания в виде 3 лет лишения свободы. Будучи не согласной с принятым решением, сторона защиты подала апелляционную жалобу. К моменту рассмотрения жалобы обвиняемый находился под стражей 1 год и 7 дней.

В итоге определением судебной коллегии по уголовным делам Брестского облсуда приговор суда Ленинского района претерпел изменения: была применена ст.70 УК (назначение наказания ниже низшего предела) с уменьшением срока наказания до одного года. В тот же день моего подзащитного освободили из следственного изолятора. Этот пример показателен тем, что даже промежуточный отрицательный результат не должен останавливать на пути восстановления справедливости.

* адвокат Минской городской коллегии адвокатов

 

 

Добавить комментарий
Проверочный код