Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№44 (1069) 8 ноября 2016г. Тема недели

На что потрачен год?

12.11.2016, Денис Лавникевич

«БелГазета» попросила сторонних экспертов порассуждать о том, на какие экономические меры белорусская власть затратила год, прошедший с момента выборов президента.

На что потрачен год?

Лев МАРГОЛИН, зампредседателя ОГП. На мой взгляд, единственное, что в этом году сделало государство - более или менее укрепило денежно-финансовую систему. Даже перестаралось: денежная масса растет гораздо медленнее, чем инфляция, и это неправильно. Похоже, Нацбанк настолько перепуган тем, что происходило последние 20 лет, что просто не рискует как-то проявлять инициативу. Больше абсолютно никаких движений в экономике я за минувший год, к сожалению, не заметил.

Ольга КАРАЧ, глава ГК «Наш Дом». Этот год показал, что «белорусское экономическое чудо» стремительно схлопывается. Для меня не было сюрпризом то, что мы экономически зависимы от России, но объем этой зависимости впечатлил. Правительство этот год потратило на попытки найти решение в ситуации, когда понятно, что РФ не может и не хочет давать так много, как раньше или как хотелось бы. Но и новых доноров в лице ЕС нет и не предвидится. На планете Земля их, наверное, и не существует. Нынешние полеты Лукашенко в разные теплые страны - оттого, что он мучительно ищет пути, чтобы ничего не менять.

Валентин ЛОПАН, директор «Агентства деловых связей». Единственное, что более или менее сделали, это определились с денежно-кредитной политикой. Власти боятся резкого снижения ставок, потому что обострится проблема долгов, в т.ч. внутри банковского сектора. Но все равно остается вопрос, что делать с плохими активами. И вот как раз реструктуризацией долгов на протяжении года власти не очень-то занимались. А как можно привлекать инвестиции, если активы плохие?

Наталья РЯБОВА, директор SYMPA. Лебедь, рак и щука: год ушел на перетягивание интересов разными ведомствами. Мы могли наблюдать как действия, которым мы как эксперты можем только аплодировать, так и действия, по поводу которых можем только горестно вздыхать. Поиск денег внутри страны и за рубежом, сведение счетов, платежного баланса, какие-то точечные инициативы - на это и ушел год.

Владимир КОВАЛКИН, проект «Кошт урада». Мы наблюдали проведение политики макроэкономической стабилизации, попытки привести в норму государственные финансы, банковскую систему. Наконец-то получилось выстроить диалог с МВФ. Есть «дорожная карта», есть понимание того, что делать в этот год и в следующий год, чтобы что-то реформировать внутри страны.

Правда, если посмотреть эту «дорожную карту», то в ней присутствуют лишь незначительные реформы, направленные на консервацию сложившейся ситуации. Про рост говорить пока не приходится - сегодня нужно просто стабилизировать ситуацию, привести в норму государственные финансы. И только после этого можно начинать говорить про какой-то рост - в условиях, когда для него будут основания. Ну и, понятное дело, остается старая добрая проблема долгов - где перекредитоваться, чтобы не допустить кассового разрыва и дефолта.

Роман ТОКАРСКИЙ, доцент Института демографии, миграции и регионального развития (Москва). Год был потрачен на поиск денег за рубежом и попытки определиться с тем, как реформировать экономику. Если деньги дает Запад (МВФ, ЕБРР, еще кто-то), то явно придется проводить рыночные реформы. Если деньги дает Россия - опять же придется проводить реформы, но по другой модели, с приватизацией предприятий в интересах российского капитала (возможно, государственного). Если деньги даст Китай, можно будет какое-то время реформы не проводить вовсе, но придется ходить, растягивая руками уголки глаз, и учить китайский.

Весь год в Минске определялись, вели переговоры и ждали ответов из Брюсселя, Москвы и Пекина на некие неофициальные сигналы. Лично мне до сих пор непонятно, каких результатов в итоге дождались. Ясно только, что с Москвой никак не срастается. С Китаем вроде все получается - ваш президент успешно обменял транзитный статус страны на инвестиции и связанные кредиты.

Но китайские деньги не такие быстрые, к тому же связанные, т.е. ими дырки в экономике не заткнешь. А вот что получается или не получается с Западом - совершенно непонятно.

Дмитрий БОЛКУНЕЦ, эксперт НИУ ВШЭ (Москва). Прошедший год оказался плодотворным для восстановления отношений с Западом. Лукашенко пожинает плоды украинского кризиса и окончательно избавился от титула «последнего диктатора Европы». В то же время персонально белорусского руководителя в европейских столицах мало кто ждет. Несмотря на «оттепель» с ЕС, обострились отношения с Литвой по вопросу АЭС. В Минске начали работу западные фонды. На российском направлении к традиционным нефтегазовым спорам добавились проблемы контрабанды и пограничного режима. Минск публично выражает недовольство работой ЕАЭС, но Москва продолжает оказывать финансовую, политическую поддержку РБ. При этом президент РБ серьезно озаботился потерей монополии на диалог с российской элитой.

В экономике правительство так и не нащупало дно, поскольку не имеет программы и стратегии вывода страны из кризиса, рассчитывает только на внешние займы и благоприятную внешнюю конъюнктуру. Несмотря на теплые политические отношения с Китаем и арабскими странами, торговля и инвестиционное партнерство с ними пока не оправдывают ожиданий. Спецоперация по внедрению в парламент управляемой оппозиции прошла успешно, начался процесс ухода лидеров ведущих оппозиционных партий, сократилось финансирование оппонентов режима.

Павел САМСОНОВ, старший аналитик по банковским услугам РА «Экспертиза-РУ». Год был потрачен на препирательства с руководством России. Складывается впечатление, что белорусский президент просто испытывает, проверяет Москву - а как там на это отреагируют? То контрабандными продуктами, то непонятным качеством молока и мяса, то самостоятельно установленной ценой на покупаемый у «Газпрома» газ. Становится даже непонятно, чего именно хочет добиться белорусское руководство.

Добавить комментарий
Проверочный код