Понедельник, 26 Июня 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
На встрече со спикером Палаты представителей президент РБ заявил о намерении сократить ее финансирование: «Важен вопрос сокращения финансирования, материальных затрат на содержание той или иной структуры. Вот что такое оптимизация». Что делать с ПП НС?
распустить за ненадобностью
установить оклад депутатам на уровне минимального прожиточного минимума
сократить в 2 раза, объединив с Советом Республики
отправить депутатов на общественные работы
ничего, это самая эффективная ветвь власти
№34 (1059) 29 августа 2016г. Тема недели

Патент от тунеядства

01.09.2016, Денис Лавникевич

Инициатива Михаила Мясниковича ввести патенты и больше не трогать самозанятых выглядит слишком хорошей. А значит, где-то кроется подвох.

Патент от тунеядства

«ЧТО СОВОЙ О ПЕНЬ, ЧТО ПНЁМ О СОВУ»

ыступление Михаила Мясниковича стало настоящей сенсацией. По сути, власть признала провальность своей кампании по борьбе с «тунеядством». И начала искать другие, более адекватные способы вывести из тени самозанятых людей.

Идея ввести в РБ патентную систему для самозанятых - да еще и по заявительному принципу - сама по себе проста и логична: люди, сегодня работающие на себя в серой зоне экономики, смогут выйти из тени, заплатив за свой новый социальный статус. И Мясникович явно не случайно упомянул, что стоимость патента можно приблизить к размеру единого налога.

С точки зрения госфинансов, получается «что совой о пень, что пнем о сову» - человек заплатит деньги, то ли оформившись как ИП, то ли купив патент как самозанятый, то ли заплатив штраф как тунеядец.

Вообще, на минувшей неделе подряд произошло сразу несколько событий, которые в совокупности подтверждают версию о том, что государство готовится пересмотреть свое отношение к тем, кого еще недавно клеймило позором как «тунеядцев».

23 августа стало известно, что в почетную ссылку в верхнюю палату парламента отправят нынешнего министра труда и соцзащиты Марианну Щеткину. Многим она запомнилась как не в меру ревнивый борец с тунеядством, автор ставших крылатыми афоризмов: «Вопрос о социальном иждивенчестве пошел не сверху, его подняли сами люди»; «Если муж хорошо зарабатывает и может себе позволить, чтобы жена не работала, то 20 базовых - не большая сумма, ее можно и оплатить»; «Если у человека лежат миллионы на счету, Br3,6 млн. социального сбора он в состоянии заплатить. Никто никого не заставляет работать»; «Мы вычленим тех, кто не работает, и спросим «почему?»

В тот же день - 23 августа - стало известно, что учитывать безработных с 1 января 2017г. начнут по-новому. «Показатели будут называться по-другому, по-другому интерпретироваться, - заявила БелТА глава Белстата Инна Медведева. - Подходы меняются радикально, коренным образом». Статистика станет учитывать не только официально зарегистрированных безработных, но и желающих подработать студентов и пенсионеров, волонтеров. В результате статданные будут отображать совсем иной уровень безработицы по отношению к экономически активному населению.

Иначе говоря, официальные показатели безработицы могут резко вырасти. Сегодня из-за унизительно малого пособия, отягощенного к тому же общественными работами, белорусы неохотно регистрируются в качестве безработных. В итоге статистика сильно отличается от реального положения дел.

Кстати, Щеткина выступала против изменения методики учета безработных и повышения пособия по безработице.

25 августа в интервью газете «СБ. Беларусь Сегодня» директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало предложил исключить из УК РБ статью о незаконной предпринимательской деятельности. В официальном органе администрации президента подобного рода заявления просто так не звучат. Если добавить сюда инициативу Мясниковича о патентах для самозанятых, то получается стройная картина того, как меняется отношение власти к тем, кто еще работает в тени.

ВОПРОСЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

По теме патентов на самозанятость возникает масса чисто технических вопросов. Например, как будет вестись бухучет? Потребуется ли кассовый аппарат? Смогут ли «патентованные», не регистрируясь как субъекты хозяйствования, рекламировать свои услуги? В каких сферах деятельности можно заменить ИП покупкой патента? Стоит ли ожидать резкого сокращения перечня лицензируемых видов деятельности? Смогут ли «патентованные» самозанятые брать на работу наемных работников (хотя бы близких родственников)? Как будут соблюдаться права потребителей их услуг? Должны ли будут обладатели патентов вести книги жалоб? Будет ли действие патента ограничиваться территорией данного населенного пункта? Подобных вопросов можно задать великое множество.

Еще очень важно, как будет соотноситься патентование самозанятых и регистрация безработных службами занятости. Пока все выглядит так, что покупка патента будет закрывать возможность встать на учет по безработице. Возникают вопросы и по стоимости патента. Мясникович предлагает приблизить его стоимость к размеру единого налога, но сейчас ставки единого налога устанавливают местные органы власти и они сильно отличаются в зависимости от вида деятельности.

Касательно налогов: если поступления в бюджет от МСБ настолько невелики, а ловить этих то ли самозанятых по-серому, то ли тунеядцев, приходится так же, как и других - серьезных - налоговых неплательщиков, не проще ли просто оставить самозанятых в покое. И не требовать от них уплаты даже минимальных налогов и сборов.

Вполне вероятно, что оно к тому и идет, а идея с патентами родилась во имя того, чтобы лишить самозанятых возможности регистрироваться в качестве безработных.

Еще одна проблема - как государству в случае введения патентования самозанятости быть с ИП, ведь наверняка многие из них захотят сменить статус. Даже если стоимость патента будет такой, как единый налог ИП, все равно совокупные издержки будут меньше - не надо будет никакой бухгалтерии, никаких бумажек и дополнительных налогов, в т.ч. в ФСЗН. По прогнозам, в таком случае около 90-100 тыс. ИП перейдут на патенты.

«ПОКА Я НЕ ВИЖУ СМЫСЛА ПОКУПАТЬ ЭТОТ ПАТЕНТ»

Что о «патентной» инициативе Мясниковича думают те, кому она, собственно, и адресована? В интервью «БелГазете» 32-летний Максим, выпускник БГУИР, работающий в Минске программист-фрилансер из Барановичей, заявил, что не горит желанием каким-то образом оформлять свои отношения с государством.

- Каков ваш официальный статус сегодня?

- Да я понятия не имею. Получается, никакого. Я работаю как программист-фрилансер, мое рабочее место - у меня дома, за моим компьютером. И кроме подключения к Интернету мне ничего не нужно.

Лет семь назад, когда начинал, почти все заказы шли с Запада. Сегодня же почти все мои заказчики - из России. Там сейчас вкладывают большие деньги в замену западного ПО на российское, и потому они охотно нанимают белорусов.

- Не думали о легализации?

- Думал. Все фрилансеры начали об этом думать, когда поднялась волна борьбы с тунеядцами. Я знаю тех, кто оформился как ИП, и их немало. Даже в Интернете специальные инструкции появлялись - как айтишнику оформиться в качестве ИП. Но я не захотел. Я бы даже заплатил этот налог на тунеядство, если бы был уверен, что меня после этого оставят в покое. А так слишком высока вероятность, что наоборот - придут налоговики и начнут интересоваться, с чего я живу, с чего плачу налог. Зачем мне это? Пока они не вспоминают про меня, нет резона напоминать о себе.

- А если введут систему патентов, купите такую «индульгенцию»?

- Пока не вижу смысла. Увижу, если мне четко скажут, что, купив патент, я автоматически также оплачу все платежи в ФСЗН и в результате гарантирую себе не только медицинское обеспечение в случае болезни, но и пенсию в старости.

Однако я не верю, что родное государство согласится на такие жертвы. Ведь стоимость патента (как ее сейчас видит Мясникович) и отчисления в ФСЗН работающих по найму людей - несоизмеримые цифры. Вряд ли власть согласится на такую уравниловку.

Тут, скорее, угроза: Мясникович ни слова не сказал о том, что декрет о тунеядцах может быть отменен. То есть налоговики точно так же могут прийти ко мне и выяснять, с чего я жил до сих пор, с каких денег купил патент. Может, все это - грандиозная ловушка, откуда мне знать?

- Так что вы планируете делать?

- То, что запланировал еще несколько месяцев назад. У меня дальний родственник - замдиректора одной фирмы в Минске. Оформлюсь к нему в штат системным администратором. Реально работать, конечно, не буду - пусть он зарплату себе забирает. Мне важно, что будет трудовая книжка, плюс отчисления в ФСЗН, плюс стаж работы почти по специальности.

А играть в игры с государством, регистрируясь как ИП или покупая патент… Нет уж, я знаю, чем такие игры заканчиваются.

ЧТО ГОВОРЯТ

Инна РОМАШЕВСКАЯ, эксперт SYMPA/BIPART. Это движение в правильном направлении. Показательно здесь то, что получить патент на самозанятость можно будет, одновременно имея трудовой контракт: сидите в вынужденном отпуске из­за простоя предприятия или работаете два дня в неделю ­ можете чем­то заняться. Затея с тунеядством вообще была мертворожденной с самого начала, на что указывали все эксперты. Любому ясно, что декрет N3 «О предупреждении социального иждивенчества» реализовать невозможно, и начались «скидки» за добровольную уплату, «амнистии» городам с высоким уровнем безработицы, противоречивые толкования. В итоге, похоже, власти решили эту тему тихо похоронить, тем более что безработных или квази­безработных становится все больше.

Сергей МАРЦЕЛЕВ, политолог. С первого взгляда предложение спикера верхней палаты разумно и позволило бы легализовать заработок людей, работающих без регистрации. Оформление ИП сделало бы их занятость нерентабельной. Упрощение процедур на рынке труда, малого и среднего бизнеса можно было бы приветствовать. С другой стороны, Мясникович подчеркнул, что стоимость патента на самозанятость будет приближена к единому налогу. Это делает инициативу бессмысленной. Непонятно, зачем репетиторам, домашним парикмахерам и прочим выходить из тени, если сытнее их семьи не станут. Прочие мотиваторы в виде гипотетических микрокредитов и дешевой аренды звучат как минимум неубедительно и не внушают доверия. Государство может только забрать. Думаю, что просто буксует исполнение печально известного декрета о тунеядцах, так что правительство старается использовать не только кнут, но и пряник. Только вряд ли граждане поверят тем, кто их столько раз обманывал.

Евгений ПРЕЙГЕРМАН, директор по исследованиям «Либерального клуба». С идеей и приведенной Мясниковичем аргументацией сложно не согласиться. Диагноз проблем, с которыми в РБ сталкиваются как начинающие, так и уже ставшие на ноги предприниматели, верный, хотя и неполный. А на фоне принятого ранее совершенно непродуманного, импульсивного декрета о тунеядцах предложение Мясниковича и вовсе выглядит светом разума. Проблема в том, что хронические болезни белорусской экономики настолько воспалены на фоне падения цен и спроса на нашу традиционную продукцию на традиционных же рынках, что подобные предложения совершенно микроскопичны на общей картине социально­экономической жизни. Не приходится всерьез рассчитывать, что введение патента само собой выведет из тени какое­то существенное количество там находящихся или заметно снизит социальное напряжение от увеличивающейся безработицы. Как минимум, нужно системное сокращение деструктивной роли госрегулирования на рынке труда и в экономике в целом. Нужны реально работающие и доступные механизмы стимулирования, кредитования.

Необходимо учитывать фактор снижающегося доверия населения к действиям правительства в социально­экономической сфере. Этот тренд заметен невооруженным глазом. А всякого рода творения возбужденного человеческого разума типа декрета о тунеядстве еще и обозляют людей.

Но сами по себе тезисы Мясниковича в нашем социально­экономическом и политическом контексте вполне здравы. Я бы, правда, предложил ввести вообще бесплатный патент ­ на первых порах у людей не будет денег его оплатить. А вот если человек сможет немного развернуться и начнет расширять свою деятельность, можно продумать комфортные механизмы его прямого налогообложения.

Добавить комментарий
Проверочный код