Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чего добьётся белорусский дуэт Naviband на «Евровидении-2017» в Киеве?
не пройдёт в финал
выиграет конкурс
в последний момент снимется с конкурса в знак солидарности с участницей из РФ
в финале займёт последнее место
№32 (1057) 15 августа 2016г. Экономика

Маскировка лжи

18.08.2016

Премьер-министр Андрей Кобяков и министр экономики Владимир Зиновский несут благие вести. Неожиданно для бизнеса и потребителей они идентифицировали в белорусской экономике рост. Никто, кроме них, этого не сделал, включая МВФ, ЕФСР, ЕБРР и даже Сбербанк России. Макроэкономическая партизанщина направлена, в первую очередь, на два внутренних субъекта. Первый - президент РБ. Правительство из кожи вон лезет, чтобы  убедить его в том, что они уже провели структурные реформы, развязали клубок неплатежей, слезли с кредитной долговой иглы и научились продавать более совершенные товары в странах как ближней, так и дальней дуги. Второй - белорусский электорат. Он должен верить не своим бесстыжим глазам, которые всё чаще находят зияющие пустоты в карманах, головную боль от жировок и нервный тик от холостого поиска работы, а ТВ-ящику с головами VIP-номенклатуры. Там, в этой утопающей в номенклатурном bla-bla-bla утопии, уже преодолен кризис, запущены заводы, дымят пароходы и яйценоскость кур укрепляет веру простого народа в светлое будущее.

О том, что скрывается за оптимистическими оценками правительства, а также перспективах экономики на II полугодие 2016г. в свежих «Экономических диалогах» рассуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и председатель клуба финансовых директоров Андрей КАРПУНИН.

ЛУПЫ С БОЛЬШИМ УВЕЛИЧЕНИЕМ

Ярослав Романчук: - Премьер-министр Кобяков и министр экономики Зиновский в один голос говорят, что итоги работы экономики Беларуси в I полугодии дают основания для обеспечения экономического роста. Зиновский перечислил «ряд положительных моментов»: «Мы сохранили макроэкономическую сбалансированность, государство вовремя рассчитывается по долгам… инфляция практически в прогнозе - 7,4% за полугодие при прогнозе 7%, сокращаются запасы готовой продукции на складах». И даже экспорт, по его словам, растет в физических объемах. На чем основан оптимизм власти или это дежурный оптимизм?

Андрей Карпунин: - Может, в лечкомиссию завезли новые линзы с большим увеличением и министры смогли увидеть тенденцию роста. Но я бы не торопился на основании отдельных положительных показателей макроэкономической стабильности, таких как обслуживание внешнего долга, делать вывод, что в Беларуси вообще все хорошо. Отрасли, которые мы мониторим и которые раньше вносили существенную лепту в национальную экономику, - строительство, машиностроение, транспорт - продолжают падать. Так, показатель обеспеченности собственными средствами за июль ухудшился - был очень плохой, стал еще хуже. И первая неделя августа не показала никакой волшебной тенденции на исправление ситуации. То есть у предприятий тупо нет денег. Рентабельность за июль-август тоже ухудшилась, потому как замедлились продажи.

Романчук: - За 6 месяцев этого года, по сравнению с аналогичным периодом 2015г., экспорт товаров упал на 18,8%, в то время как на I полугодие был запланирован рост на 1,3%. Очевидный провал в прогнозировании, но власти берут за точку отсчета один из месяцев 2016г. и говорят о том, что уже наблюдается рост.

Есть две абсолютно противоположные точки зрения. Первая, официальная, - экономический рост восстанавливается, значит, был выбран правильный антикризисный путь, выбрана правильная стратегия с правильными инструментами и механизмами. Другая точка зрения - белорусскую экономику просто в очередной раз накачали наркотиками, и нынешний рост - это всего лишь последний глоток свежего воздуха, а потом начнется затяжной период еще более неприятной, агрессивной рецессии и стагнация.

Карпунин: - Я согласился бы с тем, что экономике была дана всего лишь обезболивающая таблетка, которая позволила не чувствовать боль от гангрены, поразившей нашу экономику. Власти тоже осознают, что гангрена есть. Они ее лечат, просто вслух о ней не говорят - кто из здравых мужиков, тем более облаченных в такие мундиры, будет хвастаться своими болячками? Ты можешь представить, что встречаются премьер-министр, министр экономики и министр промышленности и хвастаются своими болячками: ой, у меня больной желчный пузырь, ой, а у меня камни в почках. Мужики себя так не ведут. А если к ним на носилках подтянется еще министр строительства и архитектуры? На носилках, потому что у отрасли уже ноги не ходят.

Романчук: - Знает ли белорусское правительство, где именно находятся точки концентрации токсичных активов для нашей экономики, те, что стали причиной кризиса? Предпринимает ли оно какие-либо меры по их ликвидации? Иными словами, видишь ли признаки проведения структурной реформы?

Карпунин: - Власть знает, но не лечит.

«ЖИВЫХ» ДЕНЕГ НЕТ

Романчук: - И Кобяков, и Зиновский отмечают, что одна из основных проблем экономики - существенное сокращение инвестиций в основной капитал. Они уже второй год подряд падают на 20%. По мнению Зиновского, при нехватке средств в республиканском бюджете необходимо наращивать прямые иностранные инвестиции и быстрее задействовать кредитные ресурсы Китая. Власти пытаются сделать из Китая кредитную корову. Это меня настораживает и даже смешит. Если внимательно посмотреть на официальную статистику по прямым иностранным инвестициям, то более 90% ПИИ - это реинвестированная прибыль уже работающих в Беларуси иностранных субъектов. «Живых» новых денег, а не кредитов просто нет.

Карпунин: - Сотрудничество африканских стран с Китаем обернулось для них тем, что над ними закрыли крышку гроба. Уганда и Руанда допустили китайцев в дорожное строительство, которые должны были профинансировать проект под гарантии правительства и создать рабочие места.

В итоге получилось, что приехали китайцы, поставили свои цементные заводы, на которые затем приехали китайские рабочие и стали производить там цемент и асфальт. Затем приехала следующая бригада китайцев (а бригада - это сразу тысяч двадцать) и построила дороги. А местные стояли рядом и курили. В результате Уганда и Руанда получили уже изношенные за 5 лет заводы с амортизированным оборудованием, запчасти к которым можно купить только китайские, но уже за живые деньги. Думаю, сейчас аналогичное происходит с нами.

Романчук: - В интервью польской газете Dziennik Gazeta Prawna белорусский бизнесмен Сергей Левин, владелец парфюмерно-косметической фабрики «Сонца», так сказал про инвестиционный климат в нашей стране: «В Беларуси нет места на ошибку даже технического характера… Нефть, нефтепродукты, удобрения - все это принадлежит государству и отвечает за большую часть ВВП. У нас нет инвестиционного климата в европейском смысле этого слова или благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса». Также он сказал, что «я не верю ни в какие реформы в ближайшем будущем». Этот предприниматель несколько лет назад, очевидно, рассчитывал на другой бизнес-климат, когда строил свое производство.

Карпунин: - Левин прав: цивилизованный подход у нас отсутствует, поэтому до сих пор мы не можем привлечь в страну реальные инвестиционные капиталы. Одна из последних новостей - из «Идея банка» уходит польский инвестор. И это на фоне устойчивого роста польской экономики, заметного оживления переговоров между Польшей и Беларусью и накопления польским бизнесом миллиардов долларов капитала. По итогам 2015г. Польша привлекла к себе $213,1 млрд. ПИИ, а польские инвесторы инвестировали за рубеж $27,84 млрд. Из этой суммы в Беларусь - гроши.

БИЗНЕС-СТРАХИ

Романчук: - На минувшей неделе в Генпрокуратуре за круглым столом собрались чиновники и бизнесмены, чтобы обсудить «актуальные вопросы исполнения законодательства в сфере налогообложения и предпринимательской деятельности». Бизнес представляли директор инвесткомпании «Зубр Капитал» и совладелец «Атлант-М» Олег Хусаенов, глава холдинга «Амкодор», сенатор Александр Шакутин и председатель президиума Республиканской конфедерации предпринимательства Владимир Карягин. Понятно, что был и генпрокурор Александр Конюк, который сказал, что в современных условиях налоговая политика должна основываться не только на фискальных подходах, но и способствовать деловой активности. Бизнес-сообщество же отметило, что бизнес сегодня держат в страхе. Если говорить об итогах I полугодия, можно ли сказать, что градус страха снизился? Не будут ли у нас сажать инвестора за любую описку или недарэчнасць? Ведь отношение контрольных и силовых структур к инвестору - важный фактор инвестиционного климата в стране. Совместим ли экономический рост с климатом страха и тотального недоверия?

Карпунин: - Того большого страха перед налоговым законодательством, какой был еще несколько лет назад, уже нет. Но есть другие монстры, которых бизнес боится. Например, законодательство по сертификации товаров, разоряющее и банкротящее мелкий и средний бизнес.

Романчук: - Генпрокуратура пригласила бизнес высказаться по наболевшим вопросам, куда были приглашены и министр по налогам и сборам Сергей Наливайко, и другие представители МНС. Разговор вроде бы был доброжелательным. Одновременно с этим были представлены изменения в Налоговый кодекс почти под полсотню страниц. И бизнес начал бить тревогу: мол, грядет увеличение налоговой нагрузки. Какие опасности кроются на этих не читаемых нормальным человеком страницах?

Карпунин: - В основном поправки в кодекс носят технический характер, глобальных, типа пересмотра ставки НДС до 30% или увеличения в 2 раза ставки налога на прибыль, нет. Бизнесу, главное, надо пережить налоги на недвижимость и на землю. Даже в этом году налог на землю в структуре себестоимости составляет от 4% до 7%.

НЕ ЦАРСКОЕ ДЕЛО КОРОВ ЗА ЦЫЦКI ДЕРГАТЬ

Романчук: - Последний месяц мы слышим вал заявлений о том, что власти пытаются спасти то или иное предприятие. Так, решили не банкротить очередной коммерческий «труп» - Борисовский хрустальный завод. Это тоже вкладывается в их теорию обеспечения экономического роста?

Карпунин: - Этот завод мертв уже 4 года. Его прикрепили под моральную и материальную ответственность, по-моему, «Белнефтехима». Тот уже запарился вливать в него деньги.

Романчук: - Так почему в 2016г. даже такие мелкие предприятия власти не могут обанкротить? Ни «Ковры Бреста», ни Борисовский хрустальный завод, ни тысячи других подобных объектов, которые, как говорится, ни себе, ни людям, ни богу, ни дьяволу. Что мешает? Ведь это не градообразующие предприятия. Именно на них можно было бы обкатать схему ликвидации или попытаться сделать структурную реформу в рамках одного маленького сегмента рынка. Тактика сохранения господдержки убыточных предприятий несовместима с экономическим ростом.

Карпунин: - В Борисове вообще наибольшая концентрация токсичных предприятий. Самые большие убытки в мясоперерабатывающей отрасли у кого? У Борисовского мясокомбината. Самые большие убытки в деревообработке у кого? У «Борисовдрев».

Романчук: - В начале сентября власти в 11-й раз попробуют продать аэровокзал в деревне Обухово в Гродненской области (9-этажное здание, 1,14 га земли). Выложив BYN126, каждый может стать собственником этого замечательного актива. И сколько еще подобных неиспользуемых активов у нас есть. Получится ли вовлечь их в коммерческий оборот опять-таки с целью восстановления экономического роста?

Карпунин: - Мы бездарно потратили здоровый кусок своей жизни - лет 25. Наверстать его сейчас невозможно, ибо региональный кризис в разгаре. Мы не в тренде даже у мелких и средних инвесторов. Разочаровали и внутренних инвесторов. Мало кто сейчас решится на такой смелый шаг.

Романчук: - А я назову тебе одну организацию, которая может решиться на такой смелый шаг. Это Управление делами президента (УДП). Знаешь, почему я назвал его? Потому что оно лидирует по надоям молока в Беларуси. Почему у них такие замечательные результаты? Что они делают такого, чего не делают другие? Они скупают или получают контроль над активами, и такая модель кажется очень привлекательной чиновникам. Может, в рамках эксперимента по оздоровлению экономики нужно еще больше денег дать тем, кто умеет управлять? А с точки зрения статистики управлять умеет УДП.

Карпунин: - Это если только смотреть по одному показателю - надоям. Кстати, так качественно доить могут еще только налоговые инспекторы. Что касается УДП, то это структура, неподотчетная никому, непрозрачная. Мы не знаем, сколько денег было туда инвестировано. Может, молоко у них по себестоимости золотое. Да и не царское это дело коров за цыцкi дергать.

ХОРОШО, ЧТО КОЛЯ В ШКОЛЕ

Романчук: - Согласно указу президента N78, в Беларуси за этот год нужно создать 50 тыс. новых рабочих мест. Премьер-министр на заседании президиума Совмина в конце июля отчитался, что план по созданию новых рабочих мест в I полугодии перевыполнен почти в два раза. Одновременно эксперты подсчитали, как сократилась численность занятых в ключевом секторе промышленности - машиностроении: за 10 лет оно потеряло почти 100 тыс. работников.

Причем если в 2007-09гг. в среднем увольнялось по 10 тыс. работников в год, в 2011-13гг. - по 5 тыс., то два последних года - по 20 тыс.! Сторонники существующей модели развития отвечают своим оппонентам: мы не говорим про реформы, а мы делаем структурные реформы, вот, смотрите, идет сокращение численности занятых в тупиковых структурных проектах, которых не должно быть в экономике. Власти говорят, что нельзя банкротить те же Борисовский хрустальный завод или «Ковры Бреста», что их надо ­сохранить, но де-факто мы видим, что идет разрушение структуры производства, набирает обороты деиндустриализация. Это сознательный процесс, таков план правительства или просто власти не могут уже удержать процесс разрушения?

Карпунин: - Надеюсь, что это не сознательное разрушение.

Романчук: - Так растет или падает экономика Беларуси?

Карпунин: - Власти, усмотрев замедление темпов падения, назвали это ростом. Но говорить о росте преждевременно. Правительство не сделало ничего, чтобы Беларусь хотя бы смогла расправить крылья и пролететь над пропастью во ржи.

На минувшей неделе были опубликованы данные МНС. И мы видим, кто больше всего кормит республиканский бюджет и бюджет Минска. Это ликероводочные заводы, табачные фабрики, «Белтелеком», velcom, МТС. То есть мы пьем водку, курим и болтаем по телефону. Едва ли эти товары и услуги можно назвать ингредиентами устойчивого экономического роста.

Романчук: - А повышение внутреннего спроса как уже апробированный источник временного оживления экономики? Вот Лукашенко обещал повысить зарплату учителям. Может, II полугодие этого года будет более счастливым для учителей, а они, в свою очередь, увеличат внутренний спрос? Президент на неделе поставил точный диагноз сфере образования: «Ситуация с материальным обеспечением учительства дальше нетерпима, поэтому давайте учителя нагрузим настолько, насколько он должен быть загружен, но будем платить достойную зарплату».

Карпунин: - Как все-таки хорошо, что Коля пошел в школу. И учебники переписываем, потому что, очевидно, увидели, какой бред был там написан - аж глазенки, видать, повылазили. И зарплату повышаем учителям. Но я не думаю, что средняя зарплата учителя в Беларуси станет такой же, как у учителя Латвии - порядка 500-600 евро в месяц. По крайней мере, не в ближайшие десять лет.

Добавить комментарий
Проверочный код